+7 (914) 952-000-6
г.Иркутск, Ленина 6, 3 этаж

Проблема единственного жилья в делах о банкротстве граждан

17.06.20

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

Как известно, в отношении единственного пригодного для постоянного проживания жилого помещения, не обремененного ипотекой (далее — единственное жилье), действует исполнительский иммунитет. В случае банкротства гражданина такое единственное  жилье исключается из его конкурсной массы (пп.3 ст.213.25 Закона о банкротстве).

Исполнительский иммунитет основан на абз.2 ч.1 ст.446 ГПК РФ, согласно которому “Взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности: жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание”.

На практике между кредиторами и должником возникают ожесточенные споры по поводу того, исключать или нет из конкурсной массы то или иное жилое помещение, принадлежащее должнику. 

Такие споры возникают, когда выясняется, что в собственности должника имеется:

— несколько жилых помещений разной стоимости;

— одно жилое помещение, но слишком большой площади или стоимости;

— одно жилое помещение, а в собственности члена его семьи — другое.

Как разрешать такие споры закон прямо не определяет, отдавая это на откуп судебной системе.

Пленум Верховного Суда РФ в п.39 постановления от 13.10.2015 N 45 сформулировал генеральный принцип, который должны соблюдать суды при рассмотрении дел о банкротстве граждан: “суды должны учитывать необходимость обеспечения справедливого баланса между имущественными интересами кредиторов и личными правами должника (в том числе его правами на достойную жизнь и достоинство личности)”.

На основе этого принципа нижестоящие суды выработали определенные подходы для разрешения подобных споров. Рассмотрим их на примере трех вышеуказанных типовых ситуаций. 

В собственности должника имеется несколько жилых помещений разной стоимости

В п.3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан» указано: “при наличии у должника нескольких жилых помещений, принадлежащих ему на праве собственности, помещение, в отношении которого предоставляется исполнительский иммунитет, определяется судом, рассматривающим дело о банкротстве, исходя из необходимости как удовлетворения требований кредиторов, так и защиты конституционного права на жилище самого гражданина-должника и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, обеспечения указанным лицам нормальных условий существования и гарантий их социально-экономических прав”.

При определении того, какое именно жилое помещение следует наделить статусом единственного жилья, суды, как правило, руководствуются следующим.

Для определения единственного жилья место регистрации должника значение не имеет

Суды в большей степени учитывают, где фактически проживал и проживает должник.

Единственное жилье должно быть пригодным для постоянного проживания не только гражданина-должника, но и членов его семьи

Суды учитывают, что члены семьи собственника жилого помещения имеют равное с собственником право пользования данным жилым помещением (ч.2 ст.31 ЖК РФ).

Должнику и членам его семьи должны быть обеспечены нормальные условия существования и гарантии их социально-экономических прав (п.3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 48).

Кого следует относить к членам семьи собственника жилого помещения разъяснено в п.11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ». При определенных условиях к ним можно отнести и дальних родственников, и даже “сожителей” (решающее значение в данном случае имеет факт ведения общего хозяйства и единого бюджета).

Бремя доказывания наличия у должника членов семьи в понимании ч.1 ст.31 ЖК РФ ложится на должника.

В целях определения пригодности жилья для постоянного проживания суды учитывают его санитарно-гигиеническое состояние. Также некоторые суды проверяют соблюдается ли “учетная норма площади жилого помещения” в расчете на каждого жильца (ч.4 ст.50 ЖК РФ). Эта норма устанавливается органом местного самоуправления.

Для соблюдения “учетной нормы” суды проверяют, кто фактически проживает в жилом помещении (факт регистрации имеет второстепенное значение). 

Если накануне банкротства должник формально зарегистрировал в квартире в качестве членов семьи своих родственников, то суды расценивают это как злоупотребление правом и не учитывают их при определении минимально необходимой площади единственного жилья. В этом случае суды проверяют, утратили ли новоявленные члены семьи должника возможность пользования жилыми помещениями, из которых они прибыли в спорную квартиру и с какими обстоятельствами была связана их перерегистрация.

Местом жительства несовершеннолетних признается место жительства их родителей (п.2 ст. 20 ГК РФ).

Надо отметить, что далеко не все суды применяют учетную норму площади жилого помещения при определении единственного жилья. 

Так, рассматривая иск об обращении взыскания на долю в праве собственности на жилой дом и земельный участок СКГД Верховного Суда РФ в Определении от 11.07.2017 N 78-КГ17-28 указала, что “существующие в жилищной сфере нормативы имеют иное целевое назначение и не подлежат использованию в качестве ориентиров при применении имущественного (исполнительского) иммунитета в отношении жилого помещения”.

Возможно решающее значение для такого вывода послужило то, что предметом того спора являлась не квартира, а жилой дом. Однако в дальнейшем некоторые арбитражные суды восприняли данную правовую позицию и стали ее применять в делах о банкротстве, в том числе и в отношении квартир (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18.09.2019 по делу N А60-46648/2018, Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11.03.2020 по делу N А58-5008/2012).

Необходимо устанавливать фактическую (а не юридическую) нуждаемость должника и членов его семьи в жилье

В “Комментарии Арбитражного суда Уральского округа по вопросам практики применения пункта 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 48” сказано: “При наличии обоснованных сомнений у финансового управляющего и кредитора по поводу того, что спорное имущество является единственным жильем, пригодным для проживания должника и членов его семьи, суд не должен ограничиваться констатацией того факта, что юридически права должника оформлены таким образом, что объект недвижимости является единственным пригодным для проживания должника жилым помещением, а установить фактическую нуждаемость должника в жилье, исследовать юридически значимые обстоятельства для установления фактической, а не юридической нуждаемости должника и членов его семьи в жилом помещении, в том числе: состоит ли должник в браке, имеется ли у супруга зарегистрированное на него на праве собственности либо на праве бессрочного пользования жилое помещение, имеется ли зарегистрированное на супруга жилое помещение, фактически являющееся совместно нажитым в браке имуществом, каковы причины проживания и регистрации должника в ином субъекте Российской Федерации, обеспеченность жильем его детей и внуков”.

Если выяснится, что у члена семьи должника имеется иное жилье, то при расчете учетной нормы площади единственного для должника жилья такой член семьи учитываться не будет.

Более того, если у члена семьи иное жилое помещение находится в собственности и позволяет площадь, то суд может применить вышеуказанное правило части 2 ст.31 ЖК РФ и признать за должником право пользования данным жилым помещением. В этом случае должник лишается всех жилых помещений, находящихся в его собственности.

Если жилые помещения расположены в разных населенных пунктах, имеет значение где находится “центр жизненных интересов” должника и членов его семьи

Если, например, должник с супругой проживают и работают в Москве, их несовершеннолетние дети учатся в Москве, то скорее всего суд исключит из конкурсной массы московскую квартиру должника, а его квартира в другом городе будет выставлена на продажу.

При выборе из нескольких квартир суды часто учитывают заключения органов опеки о том, какое помещение имеет лучшие условия для социально-психологического развития детей.

Отчуждение жилого помещения третьим лицам может свидетельствовать о том, что оно не является для должника единственным жильем

Нередко должник в преддверии банкротства отчуждает одно (или несколько) из принадлежащих ему жилых помещений своим родственникам, оставляя себе менее ценное. В этом оставшемся помещении он регистрируется по месту жительства, полагая, что оно будет защищено исполнительским иммунитетом. 

Финансовый управляющий успешно оспаривает такую сделку, дорогостоящее помещение возвращается в конкурсную массу. После чего должник регистрируется обратно в это дорогостоящее помещение и подает заявление об исключении его из конкурсной массы, ссылаясь на то, что для него это помещение является единственными жильем.

Суды рассуждают примерно так. Поскольку должник распорядился помещением, значит он не расценивал для себя это помещение в качестве единственного жилья. Кроме того, должник злоупотребил правом, поскольку попытался скрыть помещение от кредиторов, что является основанием для отказа должнику в защите принадлежащего ему права (ст.10 ГК РФ). На основании изложенного, в исключении спорного жилого помещения из конкурсной массы должника следует отказать.

Однако здесь есть свои нюансы. В п.4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан» разъяснено: “Целью оспаривания сделок в рамках дела о банкротстве является возврат в конкурсную массу того имущества, которое может быть реализовано для удовлетворения требований кредиторов. Поэтому не подлежит признанию недействительной сделка, направленная на отчуждение должником жилого помещения, если на момент рассмотрения спора в данном помещении продолжают совместно проживать должник и члены его семьи и при возврате помещения в конкурсную массу оно будет защищено исполнительским иммунитетом (статья 446 ГПК РФ)”.

В собственности должника имеется одно жилое помещение, но слишком большой площади или стоимости

Конституционный Суд в постановлении от 14.05.12 N 11-П рассмотрел так называемую проблему “роскошного жилья” и указал, что имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении принадлежащего гражданину-должнику на праве собственности жилья должен распространяться на жилое помещение, которое по своим параметрам является разумно достаточным для удовлетворения потребности в жилище. Также Конституционный Суд поручил внести изменения в законодательство и определить случаи, когда по своим характеристикам соответствующее жилое помещение явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище, чтобы на него можно было обращать взыскание. 

Однако по настоящий день механизм обращения взыскания на единственное жилье должника, не отвечающее критериям разумности (излишне большая площадь), законодателем не разработан, признаки роскошного жилья не определены.

В такой ситуации все попытки кредиторов “напрямую” обратить взыскание на роскошное жилье, являющееся для должника единственным, оказываются тщетными (Определение СКЭС Верховного Суда РФ от 23.01.2020 N 308-ЭС19-18381).

Тем не менее, некоторые способы добиться реализации роскошного жилья существуют.

В некоторых случаях роскошное жилье может быть разделено в натуре

Техническая возможность произвести раздел роскошного жилья на два жилых помещения встречается достаточно редко. Далеко не всегда можно разделить жилой дом, а уж квартиру — практически невозможно.

Однако если такая возможность имеется, то у кредиторов появляется шанс выделить и реализовать часть роскошного жилья должника (как правило, часть жилого дома с земельным участком).

В случае злоупотребления правом суд может лишить должника исполнительского иммунитета в отношении его единственного (роскошного) жилья 

Очень часто должники совершают действия, направленные на создание формальной видимости наличия у них только одного жилого помещения (выводят квартиры, формально регистрируются по другому месту жительства, регистрируют в квартире родственников, фиктивно расторгают брак и т.п.). После чего они просят суд распространить на такое (порой роскошное) жилье исполнительский иммунитет.

Такие действия суды расценивают как злоупотребление правом и лишают должника исполнительского иммунитета в отношении его якобы единственного жилья. Часто в обоснование такого решения суды ссылаются на то, что у должника нет доходов, позволяющих содержать элитное жилье.

Согласно правовой позиции, изложенной в определении Верховного Суда РФ от 29.11.2018 N 305-ЭС18-15724 (дело Фрущака), при рассмотрении спора об исключении из конкурсной массы должника единственного пригодного для проживания помещения арбитражный суд должен исследовать доводы кредиторов о недобросовестности должника и злоупотреблении с его стороны правом в виде создания ситуации, когда дорогостоящий объект недвижимости получает статус единственного пригодного для проживания помещения, что недопустимо.

Ссылки на данную правовую позицию стали появляться во многих судебных актах. 

А вот как описывается подобная ситуация в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 20.01.2020 по делу N А40-60908/2016: “Вывод же суда апелляционной инстанции о том, что злоупотребление правом со стороны должника и его намерение причинить ущерб кредитору не должно вступать в противоречие с конституционным правом должника на жилище, не основан на положениях Закона о банкротстве, правовой позиции Верховного Суда РФ. Ситуация, при которой жилое помещение формально становится единственным пригодным для проживания должника в результате совершения должником действий, направленных на вывод ликвидного имущества из конкурсной массы и причинение тем самым вреда имущественным правам кредиторов, является злоупотреблением правом со стороны должника по смыслу ст. 10 ГК и исключает применение исполнительского иммунитета в отношении спорного имущества”.

Если кредиторы передадут в собственность должника “замещающее” жилое помещение, то его роскошное жилье перестанет быть “единственным” и может быть продано

Ранее суды, как правило, не шли навстречу кредиторам, которые хотели профинансировать приобретение для должника более скромного жилья, чтобы продать роскошное. Так, в “отказном” Определении Верховного Суда РФ от 09.08.2017 по делу N А41-84978/2015 говорится, что законодательство не содержит положений, предусматривающих внесение на депозитный счет суда денежных средств для целей приобретения жилого помещения должнику; обязанности финансового управляющего в процедуре реализации имущества гражданина-должника также не предполагают приобретение должнику какого-либо имущества за счет дополнительно привлеченных денежных средств.

Однако в последнее время фортуна отвернулась от должников.

Суды стали допускать следующий механизм продажи роскошного жилья должника, который может быть утвержден на собрании кредиторов (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.05.2020 по делу А60-56649/2017 и др.):

— один из кредиторов приобретает для должника квартиру с минимально необходимыми характеристиками;

— финансовый управляющий регистрирует право собственности должника на эту квартиру;

— поскольку в собственности должника оказывается два жилых помещения, в суд подается заявление об исключении из конкурсной массы квартиры, приобретенной за счет средств кредиторов, а роскошное жилье выставляется на продажу;

— после реализации роскошного жилья профинансировавшему эту операцию кредитору возмещается часть его расходов на приобретение замещающей квартиры соразмерно его доле в реестре требований кредиторов.

Пока устойчивая практика не сложилась, судам легче одобрить данный порядок, если будет установлено, что должник злоупотребил правом с целью недопущения реализации роскошного жилья.

Сделать же так, чтобы должник злоупотребил правом, несложно. Достаточно направить должнику предложение принять “замещающую” квартиру. Он, естественно, откажется от такого предложения. А это и есть злоупотребление правом.

В «Комментарии Арбитражного суда Уральского округа по вопросам практики применения статьи 213.25 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» сказано: “В то же время кредиторы, которые полагают, что такое жилое помещение по своим объективным характеристикам (параметрам) является чрезмерным (роскошным), значительно превышает разумно достаточный для удовлетворения конституционно значимых потребностей в жилище стандарт (минимум), в то время как должник, используя предусмотренный законодателем «иммунитет», уклоняется от формирования конкурсной массы и во избежание утраты такого «иммунитета» уклоняется от получения иного имущества (например, от наследства), не лишены возможности предложить механизм наделения должника жилым помещением, которое бы удовлетворяло конституционно значимые потребности в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения, в целях последующей реализации «роскошного» жилого помещения”.

В Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 27.11.2019 по делу N А41-98152/2017 также говорится о возможности замещения роскошного жилья: “Действующее законодательство не исключает возможности осуществления мероприятий в рамках процедуры банкротства, связанных с покупкой нового жилья для должника и членов его семьи по соглашению между должником и его кредиторами, учитывая, что гражданин, действуя добросовестно и разумно, должен способствовать погашению имеющейся у него задолженности и не совершать действий, направленных на уклонение от погашения своей задолженности”.

В собственности должника имеется одно жилое помещение, а в собственности члена его семьи — другое

Если внимательно прочитать абз.2 ч.1 ст.446 ГПК РФ, то мы увидим, что в нем не говорится о том, что иное пригодное для постоянного проживания жилое помещение обязательно должно быть в собственности должника.

Как было указано выше, в силу ч.2 ст.31 ЖК РФ члены семьи собственника жилого помещения имеют равное с собственником право пользования данным жилым помещением (ч.2 ст.31 ЖК РФ).

Многие должники не учитывают или неправильно толкуют эти две нормы, в результате чего лишаются собственности на свои квартиры и дома.

Рассмотрим следующую распространенную ситуацию.

Супруг впал в банкротство, в его собственности имеется только одна квартира № 1, а в собственности его супруги имеется другая квартира № 2, которую она приобрела до брака, либо которая ей досталась по наследству или в порядке дарения.

Супруг наивно полагает, что принадлежащая ему квартира № 1 в безопасности и на нее распространяется исполнительский иммунитет, ведь квартира № 2 находится в личной собственности супруги, а не в совместной собственности обоих супругов.

В действительности, это не так. Должник — член семьи супруги, являющейся собственником квартиры № 2. Следовательно, в силу ч.2 ст.31 ЖК РФ он имеет равное с супругой право пользования данной квартирой.

Соответственно, суд признает квартиру № 2 жильем должника, а принадлежащая должнику квартира № 1 будет выставлена на продажу.

Именно руководствуясь этой логикой в нашумевшем “деле Базиян” суд лишил должника московской квартиры кадастровой стоимостью 180 млн.руб. (Определение СКЭС Верховного Суда РФ от 23.01.2020 N 308-ЭС19-18381).

Если даже в вышеописанной ситуации жилое помещение супруги будет обременено залогом, то его все равно могут признать жильем должника, поскольку обращение взыскания на это помещение по требованию залогодержателя носит вероятностный характер.

 

Обратный звонок


Принять политику конфиденциальности

+
Бесплатная консультация




Принять политику конфиденциальности

+
Поиск
+ Закрыть