+7 (914) 952-000-6
г.Иркутск, Ленина 6, 3 этаж

Конституционный Суд РФ принял постановление от 26.04.2021 N 15-П (дело Ивана Ревкова), которым существенно ограничил исполнительский иммунитет единственного жилья

В Конституционный Суд РФ (далее — КС) обратился И.И.Ревков. Он длительное время не мог получить в рамках исполнительного производства денежный долг со своего должника, при том что уже после возбуждения исполнительного производства должник приобрел квартиру площадью 110,3 кв.м. за сумму, намного превышающую размер его долга перед заявителем.

Ранее, в постановлении от 14.05.2012 N 11-П КС рассматривал так называемую проблему единственного “роскошного жилья” — когда соответствующий объект недвижимости по своим характеристикам “явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище”. Тогда он не признал неконституционным распространение исполнительского иммунитета на роскошное жилье. Однако поручил законодателю разработать условия и механизм обращения взыскания на роскошное жилье, который предусматривал бы для должника “гарантии сохранения жилищных условий, необходимых для нормального существования”. За 9 лет законодатель это так и не сделал. 

В этот раз КС сослался на то, что до принятия соответствующего нового нормативного регулирования должна непосредственно применяется Конституция РФ в истолковании самого КС. И он дал такое толкование применительно к рассматриваемому вопросу. 

Так, КС указал на следующее.

1. Принципиально допускается ухудшение жилищных условий гражданина-должника и членов его семьи. Границы института исполнительского иммунитета в отношении жилых помещений состоят в том, чтобы гарантировать гражданам уровень обеспеченности жильем, необходимый для нормального существования без умаления достоинства человека.

“Такое ухудшение жилищных условий тем более не исключено для тех случаев несостоятельности (банкротства), когда права кредиторов нарушает множественное и неоднократное (систематическое) неисполнение должником обязательств при общих размерах долга, явно несоразмерных имущественному положению гражданина”.

Также КС со ссылкой на ст.10 ГК РФ указал на возможность отказа в предоставлении исполнительского иммунитета, если по делу установлено, что “само приобретение жилого помещения, формально защищенного таким иммунитетом, состоялось со злоупотреблениями” (например, когда должник купил свое единственное жилье уже после возбуждения исполнительного производства, не вернув долг кредитору).

2. Фактически КС допустил обращение взыскания на единственное жилье при условии, что должник получит так называемое “замещающее” жилое помещение. При этом КС указал на следующие факторы, которые имеют значение для преодоления исполнительского иммунитета:

рыночная стоимость жилого помещения (этот фактор КС называет “предпочтительным либо необходимым в зависимости от обстоятельств дела”);

соотношение рыночной стоимости жилого помещения с величиной долга, погашение которого в существенной части могло бы обеспечить обращение взыскания на жилое помещение (отказ от исполнительского иммунитета должен иметь реальный смысл именно как способ и условие удовлетворения требований кредиторов, а не карательная санкция за неисполненные долги и не средство устрашения должника);

перспективы и гарантии обеспечения гражданину-должнику и членам его семьи возможности реализации права на жилище без посягательств на достоинство этих лиц (этому фактору КС придает решающее значение);

— замещающее жилье должно предоставляться в том же поселении, где проживал должник (“ухудшение жилищных условий вследствие отказа в применении исполнительского иммунитета не может вынуждать гражданина-должника к изменению места жительства (поселения)”);

— площадь замещающего жилья должна быть “по крайней мере не меньшей, чем по нормам предоставления жилья на условиях социального найма”.

3. КС не предложил какой-то конкретный механизм предоставления замещающего жилья. Однако он допустил, в частности, ситуацию, когда замещающее жилье “предоставляет гражданину-должнику кредитор (взыскатель) в порядке, который установит суд, в том числе в процедуре несостоятельности (банкротства)”.

В итоге КС признать положения абз.2 ч.1 ст.446 ГПК РФ и п.3 ст.213.25 Закона о банкротстве не противоречащими Конституции РФ, но указал, что эти законоположения впредь не являются основанием безусловного отказа в обращении взыскания на единственное жилье, если суд считает необоснованным применение исполнительского иммунитета, в том числе при банкротстве гражданина-должника.

Очевидно, что теперь Верховный Суд РФ должен будет скорректировать свою позицию относительно невозможности преодоления исполнительского иммунитета с помощью предоставления должнику замещающего жилья (дело Стружкина). 

Не исключено, что суды сочтут возможным продавать единственное жилье должника с оставлением ему денежных средств в размере, достаточном для приобретения иного, существенно более скромного жилья в границах того же населенного пункта.

Также очевидно, что эти же правовые позиции КС должны применяться в тех случаях, когда у должника имеется несколько жилых помещений и суду необходимо выбрать одно из них, в отношении которого будет предоставляться исполнительский иммунитет.

Обратный звонок


    Принять политику конфиденциальности

    +
    Бесплатная консультация




      Принять политику конфиденциальности

      +
      Поиск
      + Закрыть