+7 (914) 952-000-6
г.Иркутск, Ленина 6, 3 этаж

Субсидиарная ответственность в случае исключения юрлица из ЕГРЮЛ в административном порядке

26.08.2021

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

Как известно, юрлицо может быть признано недействующим и исключено из ЕГРЮЛ, если оно в течение последних 12 месяцев не представляло в ФНС налоговую отчетность и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету.

Соответственно многие владельцы компаний, обремененных долгами, вместо того, чтобы инициировать процедуру добровольной ликвидации юрлица или банкротства, стали специально создавать условия для исключения таких компаний из ЕГРЮЛ в административном порядке.

В ответ, примерно с 2018 г., суды начали активно привлекать директоров и учредителей (далее — контролирующие лица) обществ с ограниченной ответственностью (далее — общества) к субсидиарной ответственности по обязательствам таких обществ, если они были исключены из ЕГРЮЛ в административном порядке как недействующие юрлица.

В данном случае не имеет правового значения возбуждалось ли в отношении должника дело о банкротстве или нет. Иск подается от имени кредитора, а не сообщества кредиторов. Дело может рассматривать как арбитражный суд, так и суд общей юрисдикции по общим правилам подсудности.

Правовое основание — пункт 3.1 ст. 3 Закона “Об обществах с ограниченной ответственностью”, согласно которому, если неисполнение обязательств общества обусловлено тем, что контролирующие его лица действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества. Для акционерных обществ и юрлиц иных организационно-правовых форм аналогичной нормы законодатель почему-то не предусмотрел. 

Практика применения этой нормы похожа на качели.

Сначала многие суды стали удовлетворять иски кредиторов, мотивируя это тем, что сам факт исключения юрлица из ЕГРЮЛ подразумевает недобросовестные или неразумные действия контролирующих лиц, которые повлекли неисполнение обществом своих обязательств перед кредиторами.

Затем Верховный Суд РФ сформулировал правовую позицию, согласно которой само по себе исключение юрлица из ЕГРЮЛ в результате действий (бездействия), которые привели к такому исключению (отсутствие отчетности, расчетов в течение долгого времени), равно как и неисполнение обязательств не является достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности. Требуется, чтобы неразумные и/или недобросовестные действия (бездействие) контролирующих лиц привели к тому, что общество стало неспособным исполнять обязательства перед кредиторами, то есть фактически за доведение до банкротства (определение СКЭС Верховного Суда РФ от 30.01.2020 N 306-ЭС19-18285 и др.). Причем бремя доказывания этого было возложено на истца.

Возникла другая крайность. Ведь в большинстве случаев кредитор не может доказать то, что директор (участник) общества совершил некое недобросовестное или неразумное действие (либо допустил бездействие), из-за которого общество не смогло погасить долг. Соответствующие доказательства ему не доступны.

Почему суды не стали понижать стандарт доказывания для истцов и перераспределять на контролирующих лиц бремя доказывания, непонятно. Такая возможность у них была (см. нашу статью “Бремя доказывания в судебных спорах”).

В результате истцы начали получать отказные решения примерно со следующей мотивировкой: “истец не представил доказательства, безусловно свидетельствующие о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) ответчиков”, “сам по себе факт необращения ответчиков с заявлением в арбитражный суд о признании общества банкротом не является достаточным основанием для признания недобросовестности хозяйственной деятельности ответчиков и, как следствие, взыскания с них образовавшейся задолженности в субсидиарном порядке”.

Но тут на помощь кредиторам подоспел Конституционный Суд РФ (далее — КС РФ) со своим постановлением от 21.05.2021 N 20-П «По делу о проверке конституционности пункта 3.1 ст. 3 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» в связи с жалобой гражданки Г.В. Карпук».

КС РФ подтвердил, что субсидиарная ответственность контролирующих лиц имеет деликтную природу. Привлечение к субсидиарной ответственности возможно только в том случае, если судом установлено, что исключение должника из ЕГРЮЛ в административном порядке и обусловленная этим невозможность погашения им долга возникли в связи с действиями контролирующих общество лиц и по их вине, в результате их недобросовестных и (или) неразумных действий (бездействия).

Также КС РФ подтвердил, что само по себе исключение общества из ЕГРЮЛ не может служить неопровержимым доказательством совершения контролирующими лицами недобросовестных действий, повлекших неисполнение обязательств перед кредиторами, и достаточным основанием для привлечения их к ответственности.

Но вот, что сказал КС РФ помимо этого и что должно скорректировать судебную практику в пользу кредиторов:

  • Неосуществление контролирующими лицами ликвидации общества при наличии на момент исключения из ЕГРЮЛ долгов общества перед кредиторами может свидетельствовать о намеренном пренебрежении контролирующими лицами своими обязанностями, попытке избежать рисков привлечения к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве общества, приводит к нарушению прав кредиторов — потребителей.
  • Само по себе то обстоятельство, что кредиторы общества не воспользовались возможностью пресечь исключение общества из ЕГРЮЛ, подав соответствующее заявление в ФНС, не означает, что они утрачивают право на возмещение убытков.
  • Контролиролирующие лица могут дать пояснения относительно причин исключения общества из ЕГРЮЛ и представить доказательства правомерности своего поведения. В случае отказа от дачи пояснений (в том числе при неявке в суд) или их явной неполноты, непредоставления ответчиком суду соответствующей документации бремя доказывания правомерности действий контролировавших общество лиц и отсутствия причинно-следственной связи между указанными действиями и невозможностью исполнения обязательств перед кредиторами возлагается судом на ответчиков. Если истцом выступает физлицо, обязательство общества перед которым возникло не в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности, то предполагается, что именно бездействие контролирующих лиц привело к невозможности исполнения обязательств перед истцом — кредитором общества, пока на основе фактических обстоятельств дела не доказано иное. 

Таким образом, фактически КС РФ ввел презумпцию виновности контролирующих лиц в причинении убытков кредиторам, перераспределив тем самым бремя доказывания, а также расширил предмет судебного исследования.. 

Для освобождения от субсидиарной ответственности контролирующие лица должны объяснить причины уклонения от осуществления процедуры ликвидации и/или банкротства общества, основания, по которым они не смогли обеспечить погашение обществом долгов, а также доказать, что они действовали добросовестно и приняли все меры для исполнения обществом обязательств перед своими кредиторами.

Теперь пассивное поведение контролирующих лиц чревато для них убытками.

Следует отметить, что выводы КС РФ связаны с предметом конкретного дела, в котором кредитором выступал гражданин — потребитель.

Однако в конце своего постановления КС РФ сделал оговорку, что это обстоятельство само по себе не может рассматриваться как исключающее применение такого же подхода к распределению бремени доказывания в случаях, когда кредитором выступает иной субъект — предприниматель.

Обратный звонок


    Принять политику конфиденциальности

    +
    Бесплатная консультация




      Принять политику конфиденциальности

      +
      Поиск
      + Закрыть