+7 (914) 952-000-6
г.Иркутск, Ленина 6, 3 этаж

Неосновательное обогащение

Теги:

5.01.21

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

Институт неосновательного обогащения не так прост как кажется на первый взгляд. Его неправильное применение может привести к проигрышу судебного спора.

Поэтому практикующему юристу крайне важно понимать, когда следует подавать иск о взыскании неосновательного обогащения (кондикционный иск), а когда следует выбрать иной тип иска.

Причем речь не идет о конкуренции исков. По отношению к определенному ответчику правильный способ защиты нарушенного права, как правило, один — он предопределен характером правоотношения. А значит конкуренции исков нет. Чего не скажешь об исках к разным ответчикам (смотрите нашу статью “Подача конкурирующих исков к разным ответчикам — эффективный способ возмещения имущественных потерь”).

Суть кондикционного требования

Суть кондикционного требования сводится к формуле “верни то, что получил без правового основания”. Причем неосновательное обогащение возникает не только при изначальном отсутствии, но и при последующем отпадении правового основания обогащения. 

В предмет доказывания по кондикционному иску не входит противоправность поведения обогатившегося лица, а значит и его вина. 

Закон выделяет две формы неосновательного обогащения: 1) когда лицо без правового основания приобретает имущество за счет другого лица и 2) когда лицо без правового основания сберегает имущество за счет другого лица (потерпевшего) (ст.1102 ГК РФ).

Под приобретением следует понимать завладение имуществом, даже если у приобретателя не возникло право собственности на него. Например, если кто-либо силой отберет имущество у вора, то вор, не являясь собственником имущества, сможет потребовать его возврата себе.

О неосновательном сбережении можно говорить в тех случаях, когда лицо получило имущественную выгоду, не понеся при этом расходы, которые в обычных условиях обязательно понесло бы (сберегло деньги). Например, если лицо без договора пользовалось чужим имуществом и не платило за такое пользование, то сбереженным имуществом будут деньги (сбереженная арендная плата).

Некоторые авторы считают, что объектом неосновательного обогащения не могут быть индивидуально-определенные вещи, так как собственником вещи остается прежнее лицо, которое может ее виндицировать, а кондикционный иск ему недоступен.

Однако это не так. В подтверждение этого помимо вышеуказанного примера можно привести и такой. Например, если вещь передана продавцом покупателю, то покупатель становится ее собственником. В случае последующего расторжения договора купли-продажи из-за неоплаты товара покупатель продолжает оставаться собственником вещи, но должен ее вернуть именно на основании норм о неосновательном обогащении (п.4 ст.453 ГК РФ, п. 65 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22).

Таким образом, объектом кондикционного иска может быть любое имущество, в том числе индивидуально-определенные и родовые вещи, а также имущественные права.

Субсидиарный характер кондикционных требований

Как известно, специальная норма имеет приоритет над общей. Этот общеправовой принцип объясняется тем, что когда законодатель желает сделать исключение из общего правила, он принимает специальную норму, призванную урегулировать данную исключительную ситуацию. Соответственно, действительная воля законодателя заключается в этой специальной норме.

С этой точки зрения правила о неосновательном обогащении можно рассматривать как общие, тогда как схожие по своей правовой природе правила о виндикации, реституции, деликтах — как специальные.

Поэтому несмотря на то, что глава 60 “Обязательства вследствие неосновательного обогащения” расположена во второй части ГК РФ, посвященной отдельным видам обязательств, ее нормы являются общими (а не специальными) по отношению к иным правовым институтам, специальное правовое регулирование которых разбросано по разным частям ГК РФ.

Этим и объясняется правило ст.1103 ГК РФ, согласно которому по общему правилу (если иное не установлено правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений) нормы о неосновательном обогащении применяются субсидиарно, то есть в части, не урегулированной специальными нормами, посвященными реституции, виндикации, возврату исполненного в связи с обязательством, деликтам. 

Иначе говоря, в тех случаях, когда имеются основания для реституции, виндикации, договорного, деликтного или иного иска специального характера, имущество истребуется посредством такого иска. И если в результате применения соответствующих специальных норм оказывается, что на стороне ответчика возникло неосновательное обогащение, то в этом же иске в целях восстановления экономического баланса сторон можно дополнительно заявить кондикционное требование.

Если же оснований для применения специальных способов защиты нет, то только в этом случае имущество истребуется посредством самостоятельного кондикционного иска.

В п.12 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 N 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил ГК РФ о договоре аренды» приведен интересный казус, показывающий приоритет норм о виндикации перед нормами о кондикции.

Казус заключался в том, что неуправомоченное лицо сдало в аренду чужое имущество.

Пленум ВАС РФ разъяснил, что в этом случае арендатор все равно должен платить арендную плату такому неуправомоченному арендодателю. 

Права же собственника должны защищаться нормами о расчетах при виндикации (ст.303 ГК РФ), которые имеют приоритет перед общими правилами о возврате неосновательного обогащения. 

На основании ст.303 ГК РФ собственник имущества вправе потребовать от лица, сдавшего в аренду его имущество, все доходы, которые это лицо извлекло или должно было извлечь, при условии, что оно при заключении договора аренды действовало недобросовестно, то есть знало или должно было знать об отсутствии правомочий на сдачу имущества в аренду. От добросовестного арендодателя собственник вправе потребовать возврата или возмещения всех доходов, которые тот извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности сдачи имущества в аренду.

Такое же требование может быть предъявлено собственником к арендатору, который, заключая договор аренды, знал об отсутствии у другой стороны правомочий на сдачу вещи в аренду. В случае если и неуправомоченный арендодатель, и арендатор являлись недобросовестными, они отвечают по указанному требованию перед собственником солидарно (п.1 ст.322 ГК РФ).

Примеры субсидиарного применения норм о кондикции:

Если оплата была произведена в связи с договором, но не на основании его, то она подлежит возврату как неосновательное обогащение (п.4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении»).

Если деликвент причинил вред имуществу потерпевшего и неосновательно обогатился за счет потерпевшего, то к требованию о возмещении вреда субсидиарно применяются нормы о неосновательном обогащении (п.2 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 49). В данном казусе деликвент без ведома собственника демонтировал гараж, а бетонные плиты использовал в дальнейшем для собственных целей.

Денежные средства, перечисленные (по поручению ответчика) третьим лицам во исполнение недействительной сделки, подлежат возврату стороной по данной сделке (ответчиком) как неосновательно сбереженные (п.12 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 49). 

Денежные средства, уплаченные за пользование имуществом, предоставленным по недействительному договору, в части, превышающей размер причитающегося собственнику имущества возмещения, считаются неосновательно полученными (п.7 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 49).

По смыслу п.2 ст.167 ГК РФ, произведенные сторонами взаимные предоставления по недействительной сделке считаются равными, пока не доказано иное. Если же будет доказана неэквивалентность взаимных предоставлений, то к отношениям сторон применяются нормы о неосновательном обогащении. В таком случае на сумму неосновательного денежного обогащения начисляются проценты по ст.395 ГК РФ (п.55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств»).

Вообще, к реституционным отношениям субсидиарно могут быть применены следующие правила правила главы 60 ГК РФ: об ответственности приобретателя перед потерпевшим за недостачу или ухудшение имущества (п.2 ст.1104); о расчете стоимости неосновательно приобретенного или сбереженного имущества при невозможности его возврата в натуре (ст. 1105); о последствиях неосновательной передачи права требования (ст.1106); о возмещении потерпевшему неполученных доходов из имущества, ставшего предметом неосновательного приобретения, а также процентов на сумму неосновательного денежного обогащения (ст.1107); о возмещении затрат на имущество, подлежащее возврату (ст.1108).

Когда неосновательное обогащение не подлежит возврату

В ст.1109 ГК РФ перечислено какое имущество не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения:

1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения;

2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;

3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

4) имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Больше всего споров возникло по подпункту 4 указанной статьи. Приобретатели, получившие имущество по недействительной сделке, незаключенному договору или по ошибочному платежу, стали массово ссылаться на то, что передавая имущество истец знал об отсутствии обязательства, а потому оно не подлежит возврату. 

В ответ суды стали ограничительно толковать данную норму. Так, в п.5 Информационного письма № 49 Президиум ВАС РФ указал, что подпункт 4 ст.1109 ГК РФ может быть применен лишь в тех случаях, когда лицо действовало с намерением одарить другую сторону и с осознанием отсутствия обязательства перед последней. Верховный Суд РФ воспринял такой же подход. 

А вот в спорах с государственными и муниципальными заказчиками по Закону № 44-ФЗ (о контрактной системе) суды стали применять подпункт 4 ст.1109 ГК РФ по иному, используя буквальное толкование данной нормы. 

Так, в п.4 «Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 3 (2015)» указано, что поставка товара, выполнение работ или оказание услуг в целях удовлетворения государственных или муниципальных нужд при отсутствии государственного или муниципального контракта, не порождают у исполнителя право требовать оплаты соответствующего предоставления. 

Обосновывается это тем, что исходя из п.4 ст.1109 ГК РФ не подлежит взысканию плата за фактически оказанные услуги для государственных и муниципальных нужд в отсутствие заключенного государственного или муниципального контракта. Иной подход допускал бы поставку товаров, выполнение работ и оказание услуг для государственных или муниципальных нужд в обход норм Закона о контрактной системе (ст. 10 ГК РФ). Исключение сделано только для случаев, когда законодательство предусматривает возможность размещения государственного или муниципального заказа у единственного поставщика (ст. 93 Закона № 44-ФЗ).

Еще одним случаем, когда суды применяют подпункт 4 ст.1109 ГК РФ и отказывают во взыскании неосновательного обогащения, является сожительство. Верховный Суд РФ исходит из презумпции того, что имущественные отношения между сожителями носят безвозмездный характер (подробнее смотрите нашу статью Имущественные отношения сожителей, проживающих в “гражданском браке”).

Навязанное обогащение

Бывают случаи, когда одно лицо навязывает свои услуги другому лицу, а затем требует их оплатить. 

Глава 60 ГК РФ не содержит прямой нормы, запрещающей взыскание «навязанного обогащения» (при расширительном судебном толковании подпункт 4 ст.1109 ГК РФ охватывает иные ситуации).

Однако такой запрет вытекает из принципов гражданского законодательства “свобода договора” и “недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела” (п.1 ст.1 ГК РФ).

Кроме того, возможность требовать вознаграждение за навязанные действия в чужом интересе ограничена положениями главы 50 ГК РФ “Действия в чужом интересе без поручения”.

Часто споры о взыскании навязанного обогащения возникают между жителями коттеджных поселков и обслуживающими их организациями в случаях, когда такие поселки не подпадают под действие Закона «О ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд …».

Типичная ситуация: некий девелопер, являющийся собственником “большого” земельного участка, разделил этот участок на много маленьких, застроил их, распродал дома с участками другим лицам, а оставшиеся в результате раздела участки общего пользования (проезды, детские площадки и т.п.) и коммуникации (центральный септик, водопроводные сети и т.п.) оставил в своей собственности (Конституционный Суд РФ постановлением от 10.11.2016 N 23-П фактически узаконил такую схему).

Далее девелопер на правах управляющей компании без договора начинает оказывать собственникам домов свои услуги и требовать за это непомерную плату. Некоторые из этих услуг (например, охрана поселка) не нужны собственникам и они отказываются их оплачивать. Поскольку услуги оказываются без договора, то девелопер пытается взыскать плату за них по правилам о неосновательном обогащении.

Разрешая такие споры, Верховный Суд РФ выработал правовую позицию, согласно которой навязанное обогащение взысканию не подлежит.

Так, в Определении Верховного Суда РФ от 9.04.2019 N 5-КГ19-10 (дело Капускиной) сказано: «суду необходимо определить наличие конкретных объектов инфраструктуры, принадлежащих истцу, состав платы за их пользование, а также перечень услуг, фактически потребляемых Капускиной А.И. с момента выхода из состава ассоциации, влияющих на размер ее участия в понесенных истцом затратах за спорный период. При этом следовало исходить не только из объективной стоимости услуг или работ либо величины понесенных истцом затрат, но и того, насколько выгодными и хозяйственно необходимыми они являются для ответчика. В ином случае создаются возможности для навязывания каких-либо услуг, работ или расходов, в которых ответчик не нуждается«.

В Определении Верховного Суда РФ № 5-КГ20-107-К2 от 6.10.2020 (дело Стеблина) сказано: “В силу статьи 210 ГК РФ бремя содержания указанных объектов несет собственник, на что ссылался в процессе рассмотрения спора Стеблин А.Я., однако в нарушение положений статьи 198 ГПК РФ указанный довод правовой оценки судов не получил. … в целях соблюдения баланса интересов сторон, суду при разрешении вопроса о взыскании сумм неосновательного обогащения в связи с услугами, предоставляемыми в КП «Николино», надлежало исследовать вопросы необходимости оказания каждой из таких услуг Стеблину А.Я.; связи между затратами на оказание таких услуг с правом Стеблина А.Я. пользоваться принадлежащим ему имуществом и обязанностью его содержать; установить, какими из услуг фактически пользовался Стеблин А.Я.; исследовать расходы на оказание соответствующих услуг на предмет экономической обоснованности и разумности; соотнести сумму испрашиваемых денежных средств за такие услуги с размером обязательств других лиц, которым такие услуги оказаны (в частности, собственникам бизнес-строений). … проигнорированы доводы Стеблина А.Я. о том, что часть услуг, денежные средства за которые истец по первоначальному иску просит взыскать со Стеблина А.Я. как неосновательно сбереженные, последнему не оказывались, интереса в их получении он не имеет, коммунальными ресурсами принадлежащий Стеблину А.Я. на праве собственности жилой дом обеспечивается по договорам, заключенным им непосредственно с ресурсоснабжающими организациями”. 

В другом деле Мосгорсуд в апелляционном определении от 14.01.2016 по делу N 33-323/2016 обосновал невозможность взыскания навязанного обогащения с собственника дома в коттеджном поселке положениями Закона «О защите прав потребителей»: “Фактическое предоставление услуг не может служить основанием для возникновения у ответчицы обязанности по их оплате в силу положений п.3 ст.16 Закона «О защите прав потребителей», в соответствии с которыми продавец (исполнитель) не вправе без согласия потребителя выполнять дополнительные работы, услуги за плату. Потребитель вправе отказаться от оплаты таких работ (услуг), а если они оплачены, потребитель вправе потребовать от продавца (исполнителя) возврата уплаченной суммы. Согласие потребителя на выполнение дополнительных работ, услуг за плату оформляется продавцом (исполнителем) в письменной форме, если иное не предусмотрено федеральным законом. Требуя оплаты стоимости услуг, которые истица не заказывала, ответчик по существу навязывает эти услуги истице, что противоречит требованиям Закона РФ «О защите прав потребителей«.

Обратный звонок


    Принять политику конфиденциальности

    +
    Бесплатная консультация




      Принять политику конфиденциальности

      +
      Поиск
      + Закрыть