+7 (914) 952-000-6
г.Иркутск, Ленина 6, 3 этаж

Как взыскать убытки с соучастников вывода активов при внеконкурсном оспаривании сделки

11.07.2022

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

Одной из острых проблем нашего правопорядка является плохая исполняемость судебных решений о взыскании денежных средств.

И дело не столько в изначальной низкой платежеспособности должников, сколько в том, что должники повсеместно выводят активы, на которые можно обратить взыскание. И делают они это с помощью других лиц – родственников, друзей, подконтрольных организаций.

Внеконкурсное оспаривание сделок, о котором мы писали в одноименной статье, – безусловно действенный инструмент борьбы с такого рода злоупотреблениями. Но иногда и оно не помогает (особенно когда оспариваемая сделка не связана с переходом титула собственника или когда предметом сделки является движимое имущество).

В таком случае стоит рассмотреть возможность подачи иска о возмещении убытков с тех лиц, с помощью которых должник выводил активы.

На примере одного нашего успешно завершенного кейса рассмотрим эту проблематику.

Упрощенная фабула этого дела следующая:

Длительное время судебные приставы не могли взыскать с гражданина денежный долг.

Из имущества, на которое можно было обратить взыскание, у должника имелась только доля в праве собственности на здание торгового центра. Однако обратить взыскание на эту долю по ряду причин было нереально (в первую очередь – из-за высокой оценки актива).

Долг можно было бы погасить за счет арендных доходов от сдачи помещений торгового центра в аренду. Однако должник фактически вывел арендные платежи из своей имущественной массы.

Для этого он передал помещения в аренду своим родственникам либо по символической цене, либо безвозмездно. А те стали сдавать помещения в субаренду конечным арендаторам уже по рыночной цене.

Одно лишь внеконкурсное оспаривание сделок должника со своими родственниками проблему не решало. Должник, его родственники — арендаторы и конечные субарендаторы помещений, действуя заодно, имели все возможности и дальше обманывать судебного пристава-исполнителя.

Добиться реально погашения долга помог иск о признании договоров аренды и безвозмездного пользования недействительными, соединенный с требованием о взыскании убытков с родственников должника как соучастников вывода активов.

Правовое основание иска

Данный иск можно обосновать как с позиции деликта, так и с позиции шиканы.

Деликт – это внедоговорное правонарушение, которое выражается в причинение вреда имуществу другого лица либо личности гражданина. Правовое регулирование деликтной ответственности содержится в главе 59 ГК РФ.

Шикана – это одна из форм злоупотребления правом, которая заключается в осуществлении гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу. Правовое регулирование шиканы содержится в ст.10 ГК РФ.

По большому счету шикана – это частный случай деликта (хотя в доктрине существуют и иные точки зрения о соотношении этих правовых институтов).

Деликт

Закон обязывает участников гражданских правоотношений действовать добросовестно (п.3 ст.1 ГК РФ).

Родственники должника нарушили это законоположение. Зная о наличии у должника неисполненных денежных обязательств, они помогли ему скрыть его доходы от судебного пристава-исполнителя и кредитора, то есть действовали недобросовестно. Значит они совершили правонарушение (деликт).

Противоправные и виновные действия родственников причинили вред имущественной массе кредитора, поскольку без этих действий кредитор давно бы получил взысканные в его пользу деньги.

Как справедливо указала апелляционная инстанция при рассмотрении нашего дела: «вред кредитору может быть причинен и умышленными действиями, направленными на невозможность получения кредитором полного исполнения за счет имущества должника, в том числе путем приобретения его имущества родственниками по недействительным сделкам, о вредоносной цели которых они (ответчики) не могли не знать».

Последствия причинения вреда определены в ст.1064 ГК РФ – вред подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Статья 1082 ГК РФ предусматривает два способа возмещения вреда – возмещение вреда в натуре и возмещение причиненных убытков. Фактически убытки — это денежное выражение причиненного вреда.

Таким образом, кредитор вправе требовать от соучастников вывода активов должника возмещения убытков.

Шикана

Закон запрещает осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом) (п.1 ст.10 ГК РФ).

Очевидно, что родственники должника эти предписания закона нарушили и злоупотребили правом.

Заключая договоры аренды по заниженной цене и договоры безвозмездного пользования, должник и его родственники действовали исключительно с намерением причинить вред кредитору должника. Их общая цель – не допустить обращение взыскания на денежные средства, поступающие должнику в виде арендной платы от сдачи в аренду помещений торгового центра.

Согласно п.4 ст.10 ГК РФ если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица (в данном случае – кредитора), такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.

Злоупотребление правом безусловно повлекло нарушение прав кредитора, так как из-за действий родственников кредитор не получил денежные средства, которые должны были поступать на счет должника в качестве арендной платы и сразу списываться с его счета по постановлению судебного пристава-исполнителя.

Поэтому кредитор вправе требовать возмещения убытков, причиненных действиями родственников должника.

Убытки и их размер

Выше мы установили, что у родственников должника возникла обязанность возместить кредитору причиненные ему убытки.

Но возникли ли убытки у кредитора? Ведь ответчики могут возразить, что исполнительное производство еще не окончено, у должника остается имущество (доля в торговом центре), на которое может быть обращено взыскание, долг еще может быть погашен. А убытки, вызванные задержкой получения исполнения, могут быть компенсированы в результате индексации присужденных кредитору денежных сумм в порядке ст.208 ГПК РФ.

Сказать по правде, такая логика имеет право на существование. Более того, она применяется в делах о взыскании с руководителей предприятий убытков, причиненных бюджету в результате совершения ими налогового преступления.

Так, в постановлении Конституционного Суда от 08.12.2017 N 39-П, а также в определении СКГД Верховного Суда РФ от 13.02.2018 N 55-КГпр17-7 указано, что возмещение физлицом в рамках статей 15 и 1064 ГК РФ вреда, причиненного неуплатой организацией налога в бюджет, возможно лишь после исчерпания или объективной невозможности реализации установленных налоговым законодательством механизмов взыскания налоговых платежей за счет самой организации, в частности после исключения организации из ЕГРЮЛ.[i]

В то же время в п.8 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» заявлен иной подход: «Удовлетворение требования о взыскании с директора убытков не зависит от того, имелась ли возможность возмещения имущественных потерь юридического лица с помощью иных способов защиты гражданских прав … Однако в случае, если юридическое лицо уже получило возмещение своих имущественных потерь посредством иных мер защиты, в том числе путем взыскания убытков с непосредственного причинителя вреда (например, работника или контрагента), в удовлетворении требования к директору о возмещении убытков должно быть отказано».

С политико-правовой точки зрения представляется неправильным давать кредитору право на иск о взыскании убытков с соучастников вывода активов должника только после того, как будет окончено исполнительное производство в отношении должника в связи с невозможностью взыскания.

Правопорядок должен быть таким, чтобы у лица, которое осознанно помогло должнику спрятать активы от кредиторов, сразу же возникала гражданско-правовая ответственность перед кредиторами должника. Должен соблюдаться принцип “есть правонарушение — должна быть и ответственность”. Право должно стимулировать правомерное поведение.

В противном случае кредитор пострадает. Индексация присужденных кредитору денежных сумм в реальности не покрывает его инфляционные потери, вызванные просрочкой исполнения. Кроме того, предоставленная соучастникам вывода активов отсрочка позволит им избавиться от своего имущества и сделает бессмысленными иски о взыскании с них убытков.

Сложно сказать какими именно соображениями руководствовался суд при рассмотрении нашего казуса, но в апелляционном определении он указал, что доводы ответчиков о том, что задолженность перед кредитором может быть погашена за счет иного имущества должника, правового значения не имеют. Своими действиями по заключению недействительных договоров аренды ответчики способствовали длительному неисполнению судебных актов, препятствовали своевременному получению кредитором денежных средств по исполнительному производству. Действия ответчиков по заключению договоров на условиях существенно заниженной арендной платы привели к невозможности удовлетворения требований взыскателя по возбужденному исполнительному производству за счет арендных платежей.

И этого достаточно для возложения деликтной ответственности на соучастников вывода активов.

Что касается размера убытков, то он должен определяться как стоимость выведенного актива (в рассматриваемом казусе – дохода в виде арендных платежей), но не более размера остатка задолженности должника перед кредитором, определенной в рамках исполнительного производства.

Конкуренция исков

Первоначальный иск к должнику (о взыскании основного долга) и иски к родственникам (о взыскании убытков) имеют разные основания и предмет. Но все они направлены на возмещение одних и тех же имущественных потерь истца, то есть являются конкурирующими.

О конкуренции исков мы писали в статье «Подача конкурирующих исков к разным ответчикам — эффективный способ возмещения имущественных потерь«.

В этой статье сделан вывод, что до тех пор, пока кредитор не получит реального и полного возмещения своих имущественных потерь, он вправе подавать конкурирующие иски к разным ответчикам с целью удовлетворения одного и того же экономического интереса.

Проблема возможного получения кредитором двойного взыскания (одновременного исполнения от разных должников) решается через следующие правовые механизмы:

— если будет исполнен один судебный акт, то исполнительное производство по второму судебному акту оканчивается приставом в порядке ст.47 Закона «Об исполнительном производстве»;

— если будут исполнены оба судебных акта, то по позднее исполненному осуществляется поворот исполнения в порядке статей 325 АПК РФ или 443 ГПК РФ;

— если суд взыщет с разных должников солидарно и в рамках сводного исполнительного производства кредитор получит исполнение за счет одного должника, то в отношении других солидарных должников исполнительное производство будет окончено (ст.325 ГК РФ, ст.47 Закона «Об исполнительном производстве»).

Таким образом, в рассматриваемом нами казусе кредитор имел право подавать конкурирующие иски к родственникам должника.

Солидаритет

В силу ст.322 ГК РФ солидарная обязанность (ответственность) возникает только тогда, когда такая солидарность предусмотрена договором или установлена законом.

Применительно к нашему казусу такой закон есть – это ст.1080 ГК РФ, согласно которой лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно.

Солидарная деликтная ответственность лиц, участвовавших в выводе активов, предусмотрена в п.23 «Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (2020)»: “Лицо, умышленными действиями которого создана невозможность получения кредиторами полного удовлетворения за счет имущества контролирующего должника лица, виновного в его банкротстве, отвечает солидарно с указанным контролирующим лицом за причиненные кредиторам убытки в пределах стоимости полученного имущества”.

То, что это разъяснение касается банкротных дел, сущностного значения не имеет.

О солидарной деликтной ответственности за соучастие в причинении вреда кредиторам говорится и в последнем абзаце п.24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53.

В нашем случае должник и его родственники действовали совместно и согласованно. А потому они должны отвечать перед кредитором солидарно.

Однако в рассматриваемом казусе такая солидарность должна быть распределена по заключенным договорам аренды. Если один родственник через заключенный им договор аренды и субаренды помог вывести из имущественной массы должника арендный доход в определенном размере, то в этом же размере, но в пределах суммы задолженности должника перед кредитором, он и должен отвечать перед кредитором солидарно с должником.

Вывод

Подводя итог, можно утверждать, что в настоящее время правоприменительная практика становится все более лояльной как к самой возможности подачи конкурирующих исков, так и к условиям удовлетворения исков о взыскании убытков.

В рамках дела о внеконкурсном оспаривании сделки, совершенной во вред кредитору, можно заявлять требование о взыскании убытков со стороны такой сделки в пользу кредитора.

Прямой иск к соучастнику вывода активов о взыскании с него убытков, как правило, гораздо эффективнее косвенного иска о признании сделки между должником и третьим лицом недействительной и применении последствий ее недействительности.

 

[i] Хотя в дальнейшем Верховный суд РФ смягчил этот подход, указав в своем определении от 21.09.2021 N 18-КГ21-71-К4, что возможность привлечения физического лица к ответственности за вред, причиненный бюджету в связи с совершением соответствующего налогового преступления, еще до наступления признаков невозможности исполнения юридическим лицом налоговых обязательств, не исключается только в тех случаях, когда судом установлено, что юридическое лицо служит лишь прикрытием для действий контролирующего его физического лица (т.е. de facto не является самостоятельным участником экономической деятельности).

 

Обратный звонок


    Принять политику конфиденциальности

    +
    Бесплатная консультация




      Принять политику конфиденциальности

      +
      Поиск
      + Закрыть