+7 (914) 952-000-6
г.Иркутск, Ленина 6, 3 этаж

В апелляции выиграли прецедентное дело о взыскании убытков в рамках внеконкурсного оспаривания договоров аренды помещений Торгового Центра

Проблема клиента:

9 лет судебные приставы не могли взыскать с одного гражданина несколько миллионов рублей в пользу нашего клиента. Парадоксально, но не могли взыскать из-за того, что должник был слишком богат.

Из имущества, на которое реально можно было обратить взыскание, у должника был лишь один, но довольно дорогой актив — ½ доли в праве собственности на земельный участок и два расположенных на нем здания Торгового Центра (ТЦ) общей площадью 10 000 кв.м.

ТЦ был оценен примерно в 1 млрд. руб. и перспективы обращения на него взыскания вырисовывались не радужные. Сначала на торги выставляется ½ доля в праве собственности на ТЦ по рыночной цене. Никто не покупает. Тогда проводятся вторичные торги со снижением начальной цены на 15%. Опять никто не покупает. Тогда доля в ТЦ предлагается взыскателю (нашему клиенту) по цене на 25% ниже ее первоначальной начальной цены. Очевидно, что наш клиент будет вынужден отказаться от столь щедрого предложения и имущество будет возвращено должнику.

Можно было бы обратить взыскание на денежные средства, поступающие должнику в виде арендной платы от сдачи помещений ТЦ в аренду. Но такая арендная плата на счета должника не поступала.

Не поступала из-за того, что должник передал помещения ТЦ в аренду своим родственникам по символической цене либо безвозмездно, а те сдали помещения в субаренду конечным арендаторам уже по рыночной цене. В результате должник ничего не получал, все арендные доходы от ТЦ были переведены на родственников должника.

Что мы сделали:

Решили в рамках внеконкурсного оспаривания признать сделки должника по передаче в аренду родственникам помещений ТЦ недействительными по ст.10 и п.2 ст.168 ГК РФ как сделки, нарушающие запрет на злоупотребление правом. Злоупотребление правом заключалось в том, что стороны действовали исключительно с противоправной целью сокрытия денежных средств должника от обращения на них взыскания.

Однако мы понимали, что одной этой меры может быть недостаточно. Должник, его родственники — арендаторы и конечные субарендаторы помещений – все они были не на стороне нашего клиента и могли подписать любые документы.

Требовать реституции было бессмысленно, так как обязательство по возврату помещений во владение должника и возмещению стоимости пользования ими стороны могли исполнить формально и таким образом, чтобы приставы не смогли обратить взыскание на якобы переданные должнику наличные денежные средства.

Теоретически можно было помыслить так: раз договоры аренды признаны недействительными, значит у арендаторов отсутствует право сдавать помещения в субаренду и получать за это плату, а значит субарендаторы должны перечислять плату за пользование помещениями непосредственно собственнику помещений, т.е. должнику. Если так, то можно обратить взыскание на такую дебиторскую задолженность в порядке ст.76 Закона «Об исполнительном производстве». Однако у этой меры также были свои юридические изъяны.

Тогда мы наряду с требованием о признании сделок недействительными заявили требование о привлечении родственников к деликтной ответственности и взыскании с них убытков за соучастие в выводе денежных средств, причитающихся должнику.

В судебной практике подобные иски, как правило, рассматривают в рамках дел о банкротстве, а не в рамках внеконкурсного оспаривания, как в нашем случае.

Поэтому результат был непредсказуем. Но мы были уверены в своей правоте.

Результат:

Суд первой инстанции удовлетворил наши требования частично — признал недействительными лишь те договоры, по которым имелись доказательства того, что помещения далее передавались в субаренду по более высокой цене.

В порядке реституции суд обязал родственников возвратить помещения во владение и пользование должника и возместить должнику стоимость пользования помещениями.

В привлечении к деликтной ответственности родственников суд первой инстанции отказал.

Мы подали апелляционную жалобу. Апелляция согласилась с нашими доводами и удовлетворила наши требования.

В итоге суд признал недействительными все сделки должника.

Но главное — суд применил статьи 1080, 1082 ГК РФ и взыскал с родственников в пользу нашего клиента солидарно с должником в рамках исполнительного производства убытки!

Размер убытков суд определил как сумма полученных каждым из родственников арендных платежей по договорам субаренды, но не более размера задолженности должника в рамках исполнительного производства.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что в действиях родственников имелись признаки злоупотребления правом. Своими умышленными действиями они способствовали выводу имущества (доходов), на которое можно было обратить взыскание, препятствовали своевременному получению кредитором денежных средств по исполнительному производству

Суд сделал два важный абстрактных правовых вывода:

— вред кредитору может быть причинен и умышленными действиями, направленными на невозможность получения кредитором полного исполнения за счет имущества должника, в том числе путем приобретения его имущества по недействительным сделкам, о вредоносной цели которых ответчики не могли не знать;

— доводы ответчиков о том, что задолженность перед кредитором может быть погашена за счет иного имущества должника правового значения не имеют (наиболее спорный момент в этом деле).

Надеемся, это прецедентное решение поможет многим другим взыскателям в борьбе за свои права.

 

Ссылка на судебный акт:

Обратный звонок


    Принять политику конфиденциальности

    +
    Бесплатная консультация




      Принять политику конфиденциальности

      +
      Поиск
      + Закрыть