+7 (914) 952-000-6
г.Иркутск, Ленина 6, 3 этаж

Конклюдентные действия в судебных спорах

24.08.2022

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

По российскому праву договор в письменной форме может быть заключен путем: (1) составления одного документа, подписанного сторонами; (2) обмена письмами, в т.ч. электронными; (3) акцепта письменной оферты (не устной) конклюдентными действиями (п.3 ст.434 ГК РФ). Соглашение об изменении или о расторжении договора по общему правилу совершается в той же форме, что и договор (ст.452 ГК РФ).

Однако нередко встречаются ситуации, когда ни одним из вышеуказанных способов договор в письменной форме не заключен, но тем не менее стороны ведут себя так, как будто между ними имеется договор. Или же договор заключен в письменной форме, но стороны обоюдно отступают от его условий, как будто изменили его, либо ведут себя так, как будто такого договора нет вовсе.

В таких ситуациях суды вынуждены определять действительную волю сторон, поскольку прежде всего от согласованной воли сторон зависит возникли договорные отношения или нет (п.3 ст.154 ГК РФ).

Воля лица установить правоотношение (заключить, изменить или расторгнуть договор) может быть выражена не только в письменной или устной форме, но и в его поведении. Такое волевыражающее поведение принято называть «конклюдентными действиями» (от лат. conclude — заключаю, делаю вывод).

Не всякое поведение лица выражает его волю на установление правоотношения. Поэтому довод о том, что то или иное действие является конклюдентным, необходимо доказывать. Однако в ряде случаев, предусмотренных законом, доказывать это не нужно. Например, в соответствии с п.2 ст.621 ГК РФ если арендатор продолжает пользоваться имуществом после истечения срока договора и арендодатель не возражает, договор считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок (т.е. подразумевается, что арендатор своим поведением выразил волю на продление договорных отношений).

На практике возникают следующие вопросы:

— могут ли стороны своими конклюдентными действиями заключить договор, для которого законом предусмотрена обязательная простая письменная форма сделки?

— могут ли стороны своими конклюдентными действиями изменить или расторгнуть письменный договор?

От ответов на эти вопросы зависит будем ли мы применять к отношениям сторон правила, регулирующие соответствующий тип договора (например, о гарантии качества на товар или работы) или же будем применять правила о неосновательном обогащении.

Заключение договора конклюдентными действиями обеих сторон

В отличие от акцепта закон прямо предусматривает возможность выражения конклюдентными действиями только публичной оферты, когда продавец выставляет товар или его образ (описание) в месте продажи (на прилавке, в каталоге, на интернет-сайте и т.п.) (ст.494 ГК РФ). Однако, поскольку в гражданском праве действует принцип «разрешено всё, что не запрещено», то «непубличная» оферта в форме конклюдентных действий также вполне допустима. Главное, чтобы эти действия прямо и недвусмысленно выражали намерение оферента заключить с адресатом оферты договор на определенных существенных условиях.

ГК РФ знает только две формы сделок – устную и письменную, некой «конклюдентной» формы сделок не существует.

Конклюдентными действиями обеих сторон[i] можно совершить только сделку, которая может быть совершена устно (п.2 ст.158 ГК РФ). И такая сделка будет считаться совершенной в устной форме. Но точно также договор может быть заключен в устной форме просто в разговоре между сторонами (т.е. заключен словами, а не конклюдентными действиями).

Статьи 159 и 161 ГК РФ определяют какие сделки можно совершать устно, а какие должны быть совершены в простой письменной форме. Как правило в судах мы имеем дело с договорами, для которых предусмотрена обязательная письменная форма.

Однако, за исключением отдельных случаев несоблюдение простой письменной формы не влечет недействительности договора, а лишь ограничивает стороны в средствах доказывания. Такой договор действителен. Стороны всего-навсего лишаются права в случае спора ссылаться в подтверждение договора и его условий на свидетельские показания, но не лишаются права приводить письменные и другие доказательства (п.1 ст.162 ГК РФ).

В связи с этим в судебной практике появилось такое понятие как «фактически сложившиеся договорные отношения» (п.35 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2017 N 22 «О некоторых вопросах рассмотрения судами споров по оплате коммунальных услуг и жилого помещения, занимаемого гражданами в многоквартирном доме по договору социального найма или принадлежащего им на праве собственности»).

Если подписанного договора нет, но стороны ведут себя так, как будто договор между ними имеется (например, одна сторона оказывает услуги, а другая их оплачивает), то отношения между сторонами могут быть квалифицированы как фактически сложившиеся договорные отношения, к которым должны применяться правила, регулирующие соответствующий тип договора.

Делая фактически такой вывод, Пленум Верховного Суда РФ сослался на п.1 ст.162 ГК РФ и тем самым признал, что в рассмотренном казусе стороны заключили договор в устной форме вместо требуемой по закону письменной. При этом само по себе нарушение формы договора на его действительность никак не повлияло.

Данный подход соответствует пункту 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными», согласно которому “при наличии спора о заключенности договора суд должен оценивать обстоятельства дела в их взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательств, а также исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной статьей 10 ГК РФ”.

Эта генеральная правовая позиция применяется к различным договорным отношениям. Например, в отношении подряда Пленум Верховного Суда высказался следующим образом: «если работы выполнены до согласования всех существенных условий договора подряда, но впоследствии сданы подрядчиком и приняты заказчиком, то к отношениям сторон подлежат применению правила о подряде и между ними возникают соответствующие обязательства» (п.6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 49 «О некоторых вопросах применения общих положений ГК РФ о заключении и толковании договора»).

Изменение письменного договора конклюдентными действиями

Согласно п.1 ст.452 ГК РФ соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев не вытекает иное.

То есть, если договор заключен в письменной форме, то и изменить его можно только соглашением сторон в письменной форме.

Как указано выше, сделка, совершенная конклюдентными действиями обеих сторон, считается совершенной в устной форме. А нам для изменения договора нужна письменная форма. Поэтому по букве закона конклюдентными действиями обеих сторон нельзя изменить письменный договор.

Однако конклюдентными действиями одной стороны в ответ на письменное предложение изменить договор, исходящее от другой стороны, письменный договор изменить можно, так как это будет считаться письменным соглашением сторон об изменении договора (п.3 ст.434 ГК РФ).

Например, если арендодатель направит арендатору письменное предложение об увеличении размера арендной платы и арендатор начнет платить по новым ставкам, то будет считаться, что арендатор своими конклюдентными действиями акцептовал письменную оферту арендодателя и тем самым стороны в письменной форме заключили соглашение об изменении договора аренды.

Данный казус вошел в п.5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 05.05.1997 N 14 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров», где сделан следующий вывод: “Совершение конклюдентных действий может рассматриваться при определенных условиях как согласие на внесение изменений в договор, заключенный в письменной форме”. В определении ВАС РФ от 16.06.2011 N ВАС-4905/11 указано: «В качестве соглашения сторон о цене рассматриваются при определенных условиях и фактические (конклюдентные) действия по перечислению и принятию платежей в конкретной сумме».

Фраза “при определенных условиях” здесь является ключевой. А если бы в рассмотренном примере арендатор стал вносить арендную плату в большем размере, чем предложил арендодатель? Можно ли такие действия считать согласием на изменение договора? Навряд ли. Ведь арендатор мог платить больше авансом в расчете на то, что переплата будет зачтена за будущие периоды аренды.

Также в договоре не должно быть пункта о том, что договор может быть изменен только путем подписания обеими сторонами соглашения об изменении договора. Такое условие договора суд может расценить как запрет на акцепт оферты конклюдентными действиями, что допускается п.3 ст.438 ГК РФ.

Как же быть в ситуации, когда письменной оферты на изменение договора нет, но стороны обоюдно отступают от заключенного между ними письменного договора?

Единого ответа на этот вопрос нет, варианты могут быть разные. Например, в зависимости от обстоятельств дела суд может прийти к выводу, что подписанный сторонами договор является притворной сделкой, которая прикрывает другую сделку, соответствующую фактическим отношениям сторон. В этом случае к отношениям сторон будут применяться правила, относящиеся к этой прикрываемой сделке, а притворная сделка будет считаться ничтожной (п.2 ст.170 ГК РФ).

Либо суд может решить, что стороны устно договорились изменить договор, но просто не подписали соответствующее соглашение об его изменении. В этом случае, как показано выше, договор не будет считаться измененным.

Однако добросовестная сторона, предоставившая исполнение другой стороне по устной договоренности об изменении договора, сможет получить защиту через эстоппель, предусмотренный в п.3 ст.432 ГК РФ: «Сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности (пункт 3 статьи 1)».

С точки зрения правового результата запрет недобросовестной стороны ссылаться на незаключенность соглашения об изменении договора – фактически то же самое, что считать договор измененным соглашением сторон. Можно сказать, что своим недобросовестным поведением сторона договора как бы легитимизирует изначально незаключенное соглашение об изменении договора. Фактически через эстоппель происходит конвалидация (исцеление) устного соглашения об изменении письменного договора.

Но и здесь важно установить действительную волю сторон – либо стороны устно договорились изменить договор и действовали в соответствии с этой договоренностью (что на практике доказать крайне сложно), либо отступили от условий договора без намерения его изменить, либо просто одна сторона приняла от другой стороны ненадлежащее исполнение, не отказываясь при этом от своего права предъявить претензию в будущем.

Например, в постановлении от 19.06.2012 N 17737/11 Президиум ВАС РФ пришел к выводу, что если продавец передает товар покупателю, не дожидаясь получения от него предусмотренной договором предоплаты, то это не свидетельствует об изменении сторонами условий данного договора и не влечет возникновение у продавца права залога на переданный товар по ст.488 ГК РФ.

Расторжение письменного договора конклюдентными действиями

В отношении соглашения о расторжении договора действуют такие же правила, что и при его изменении. Поэтому все вышесказанное применимо и к соглашениям о расторжении договоров.

Однако в отличие от изменения договора, выраженную в конклюдентных действиях волю сторон, направленную на прекращение договорных отношений, гораздо проще распознать.

Если договор заключен в письменной форме, но стороны обоюдно его игнорируют (ведут себя так, как будто его нет), то вероятнее всего они перестали считать себя связанными договорным отношением.

Если покупатель вернул продавцу вещь, а тот ее принял и в течение некоторого разумного срока стороны ведут себя так, как будто договор купли-продажи между ними расторгнут (а не заключен какой-то другой договор в отношении той же вещи, например, аренды), то очевидно, что такие конклюдентные действия сторон свидетельствуют о выражении ими воли на расторжение договора. В этом случае навряд ли стоит навязывать сторонам сохранение договора купли-продажи в силе вопреки их воле только из-за того, что они не оформили письменное соглашение о расторжении договора.

Показательно следующее дело, рассмотренное постановлением Президиума ВАС РФ от 14.12.2010 N 8265/10. Комитет (КУМИ области) передал обществу в аренду земельный участок, после чего подписал с ним договор купли-продажи этого же участка. Затем полномочия по распоряжению земельными участками были переданы администрации города, которая заключила с обществом договор аренды участком. Комитет обратился в суд с иском о взыскании с общества выкупной цены земельного участка по договору купли-продажи. На что Президиум ВАС РФ указал, что «стороны фактически расторгли договор купли-продажи по взаимному соглашению», в связи с чем продавец не вправе взыскивать покупную цену.

В другом деле Верховный Суд РФ указал, что предъявление покупателем иска к продавцу о возврате суммы предварительной оплаты следует расценивать как отказ стороны, фактически утратившей интерес в получении причитающегося ей товара, от исполнения договора, что влечет за собой установленные законом правовые последствия — его расторжение (определение Верховного Суда РФ от 30.05.2017 по делу N 307-ЭС17-1144).

 

[i] Если оферта будет в письменной форме, а акцепт – в форме конклюдентных действий, то договор будет считаться заключенным в письменной форме (п.3 ст.434 ГК РФ)

Обратный звонок


    Принять политику конфиденциальности

    +
    Бесплатная консультация




      Принять политику конфиденциальности

      +
      Поиск
      + Закрыть