+7 (914) 952-000-6
г.Иркутск, Ленина 6, 3 этаж

Как оспаривают сделки, совершенные без нотариального согласия супруга

25.08.2022

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

В своей практике мы много раз сталкивались с требованиями признать сделку недействительной на том основании, что такая сделка была совершена без необходимого нотариального согласия супруга либо такое согласие являлось порочным.

Причем часто желание “поломать” сделку и отобрать ценный актив возникает у лиц, действующих недобросовестно. Супруг продавца просто заявляет, что он якобы не знал о данной сделке и не давал согласия на ее совершение, а потому имущество надо вернуть.

Корни проблемы

В российской правовой системе де-факто существует режим скрытой супружеской собственности. В публичном реестре (например, ЕГРН) собственником может значиться один человек, а на самом деле существует и другой собственник — его супруг, о котором добросовестный приобретатель может и не знать.

И это нисколько не противоречит правилу ст.8.1 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК), согласно которому права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр.

Дело в том, что после данных слов стоит оговорка “если иное не установлено законом”. И это “иное” установлено ст.34 Семейного кодекса РФ (далее — СК), в силу которой имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью “независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено”.

Если второй (“незарегистрированный в реестре”) супруг такой же собственник, что и первый, значит с его мнением нужно считаться.

По общему правилу п.2 ст.35 СК при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Такую сделку можно оспорить по мотивам отсутствия согласия другого супруга только если другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

Однако из этого общего правила есть одно исключение — это п.3 ст.35 СК, согласно которому для определенных трех типов сделок необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга, т.е. презумпция согласия супруга в этих случаях не действует.

Когда необходимо нотариальное согласие супруга на совершение сделки

В силу п.3 ст.35 СК получать нотариальное согласие супруга необходимо для заключения следующих сделок с общим имуществом супругов:

— сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации (это может быть недвижимость, доли в уставном капитале ООО, маломерные и некоторые иные суда морского и внутреннего плавания и др.);

— сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма (это может быть договор ренты, некоторые договоры эскроу, наследственный договор, договор залога доли в праве общей собственности на недвижимость и др.);

— сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации (это может быть договор ипотеки или договор о передаче нежилого помещения в долгосрочную аренду — на срок 1 год и более).

Права на автомобили и акции государственной регистрации не подлежат. Для совершения сделки с ними не требуется нотариальное согласие супруга.

Следует иметь в виду, что в ст.35 СК говорится о необходимости получения нотариального согласия именно супруга, а не бывшего супруга. Поэтому, если сделка с общим имуществом совершается после расторжения брака (когда участники совместной собственности супругами уже не являются), то никакого нотариального согласия бывшего супруга получать не надо. Этот вывод следует, в частности, из Определения Верховного Суда РФ от 25.04.2017 N 16-КГ17-4 и пункта 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 13.07.2021 N 35-П по делу Е.В. Мокеева.

Требования к содержанию нотариального согласия супруга

Нередко один супруг берет у другого супруга нотариальное согласие на отчуждение любого совместно нажитого имущества без какой-либо конкретики. Росреестр принимает такое согласие и регистрирует переход права.

В дальнейшем супруг, давший такое “общее” согласие, может попытаться оспорить сделку по отчуждению общего имущества, ссылаясь на п.3 ст.157.1 ГК «Согласие на совершение сделки», в котором сказано: “В предварительном согласии на совершение сделки должен быть определен предмет сделки, на совершение которой дается согласие”.

Как правило, суды в подобных спорах отказываются распространять на согласие супруга действие ст.157.1 ГК и сохраняют сделку.

Дело в том, что данная статья применяется, если на совершение сделки в силу закона требуется согласие третьего лица, а суды не признают супругов “третьими лицами по отношению друг к другу” (они ведь — сособственники) и исходят из того, что ст.35 СК “не предусматривает обязательного указания в согласии супруга на совершение сделки по распоряжению имуществом конкретного объекта недвижимого имущества, на отчуждение которого оно дается, не содержит запрета давать одним супругом другому супругу согласие на отчуждение любого принадлежащего им имущества без указания его конкретного перечня” (Постановление Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 25.07.2018 N 44г-128/2018).

Данная позиция представляется верной. Когда один супруг дает другому супругу согласие на совершение сделки с их общим имуществом, он тем самым по сути уполномочивает его распоряжаться этим имуществом. В этом смысле отношения между супругами похожи на отношения между сторонами договора простого товарищества – один из товарищей также может совершать сделки с общим имуществом товарищей от своего имени, если это предусмотрено договором простого товарищества (ст.1044 ГК). Таким образом, по своей правовой сущности согласие супруга – это полномочие, а не согласие третьего лица на совершение сделки.

Правда встречается и другая практика, по которой ст.157.1 ГК признается общей, а ст.35 СК — специальной. Здесь действует уже следующая логика. В п.1 ст.157.1 ГК сказано, что “правила настоящей статьи применяются, если другое не предусмотрено законом или иным правовым актом”. В ст.35 СК “другое” (что в согласии супруга предмет сделки можно не указывать) не предусмотрено. А потому некоторые суды применяют правило п.3 ст.157.1 ГК о необходимости конкретизации предмета сделки в нотариальном согласии супруга и не признают “общее” согласие супруга.

Может ли супруг, давший согласие на совершение сделки, передумать и отозвать его? В Определении от 09.08.2022 N 307-ЭС22-6562 Верховный Суд РФ решил, что может, но только до того, как стороны, основываясь на согласии супруга, вступили в договорные отношения, в частности, заключили предварительный договор. Здесь же отмечено, что при выражении согласия на совершение сделки супруг имеет возможность отдельно оговорить условия продажи имущества, срок действия согласия и возможность его отмены при наступлении определенных обстоятельств, значимых для семьи. Если супруг не предпринял действий по формулированию таких условий, его доводы о том, что отчуждение долей в уставном капитале противоречит интересам семьи, после заключения предварительного договора не должны приниматься во внимание.

Последствия совершения сделки без нотариального согласия супруга

Сразу надо сказать, что сделки, совершенные без нотариального согласия супруга, оспоримы. То есть они действительны пока суд не признает их недействительными (именно поэтому их регистрация в Росреестре часто проходит без проблем).

Что касается оспаривания таких сделок, то здесь не все так просто.

Есть три нормы, о применении которых можно говорить — это п.2 ст.173.1 ГК (применительно к сделкам, совершенным без согласия третьего лица), п.3 ст.253 ГК (применительно к совместной собственности вообще, не важно супругов или нет) и абз.2 п.3 ст.35 СК (применительно к совместной собственности исключительно супругов).

Поскольку норма, содержащаяся в абз.2 п.3 ст.35 СК, регулирует исключительно вопросы оспаривания сделок по распоряжению общим имуществом супругов, то она является специальной. А значит эта норма имеет приоритет над другими более общими нормами, которые применяются лишь в части, неурегулированной специальной нормой.

В настоящее время, в связи с принятыми изменениями в СК действуют две разные редакции абзаца 2 п.3 ст.35 СК.

К сделкам, совершенным до 1.09.2022 применяется абз.2 п.3 ст.35 СК в следующей редакции: “Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки”.

К сделкам, совершенным с 1.09.2022 применяется абз.2 п.3 ст.35 СК в следующей редакции: “Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки, по правилам статьи 173.1 Гражданского кодекса РФ”.

В п.2 ст.173.1 ГК сказано, что оспоримая сделка, совершенная без необходимого в силу закона согласия третьего лица, может быть признана недействительной, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент совершения сделки необходимого согласия такого лица.

Это означает, что с 1.09.2022 законодатель дал защиту добросовестным приобретателям супружеского имущества. Теперь для того, чтобы признать сделку по распоряжению общим имуществом супругов недействительной необходимо доказать, что приобретатель этого имущества знал или должен был знать об отсутствии на момент совершения сделки необходимого согласия супруга, т.е. был субъективно недобросовестным.

Так, если с 1.09.2022 зарегистрированный в ЕГРН собственник продаст квартиру без необходимого нотариального согласия своего супруга и будет установлено, что покупатель не знал и не должен был знать о существовании у продавца супруга, то суд оставит сделку в силе, защитив тем самым добросовестного покупателя. Если же будет установлено, что покупатель при проверке документов или даже при осмотре квартиры узнал или должен был узнать о существовании у продавца супруга и не потребовал его нотариального согласия на сделку, то с высокой вероятностью суд признает сделку недействительной, защитив тем самым супруга.

В сделках, совершенных до 1.09.2022, интересы добросовестных приобретателей, напротив, абсолютно не защищены. Это подтверждает и судебная практика, по которой супруг, не давший нотариального согласия на сделку, легко оспаривает такую сделку и отбирает имущество у добросовестного покупателя. Пусть даже продавец предоставил покупателю нотариально удостоверенное заявление о том, что он в браке не состоит, а также свой паспорт без отметки о заключении брака. Все равно может “объявиться” второй супруг, чье нотариальное согласие на сделку не было получено, и отобрать имущество. В этом вопросе до 1.09.2022 российский законодатель отдавал предпочтение интересам супруга в ущерб стабильности гражданского оборота.

Пример из практики: гражданин Азербайджана Алиев Т.И. у себя на родине зарегистрировал брак с гражданкой России Яничкиной Е.В., в связи с чем приобрел российское гражданство. Далее он решил продать долю в ООО, которая была приобретена в браке. Алиев Т.И. оформил у нотариуса заявление об отсутствии режима совместной собственности в отношении доли в ООО (т.е. сознательно скрыл наличие брака), в его российском паспорте не было отметки о его семейном положении. После сделки объявилась Яничкина Е.В. и успешно оспорила сделку (Определение Верховного Суда РФ от 17.05.2018 N 305-ЭС17-20998). Добросовестный приобретатель конечно сможет получить решение суда о взыскании с Алиева Т.И. убытков, но будет ли оно исполнено?

Следует отметить, что вышесказанное касается только случаев распоряжения общим имуществом супругов в период брака.

Если сделка с общим имуществом совершается после расторжения брака, то, как указано выше, ст.35 СК к отношениям сторон не применяется и нотариальное согласие бывшего супруга на совершение сделки не требуется. В этом случае должна применяться ст.253 ГК, по которой согласие второго участника совместной собственности предполагается, сделку можно оспорить только в случае, если доказано, что приобретатель был недобросовестным, т.е. знал или заведомо должен был знать о том, что другой участник совместной собственности (бывший супруг) был против сделки (Определение Верховного Суда РФ от 25.04.2017 N 16-КГ17-4, п.4 Постановления Конституционного Суда РФ от 13.07.2021 N 35-П по делу Е.В. Мокеева).

Несмотря на то, что данное Постановление Конституционного Суда РФ касалось прежде всего вопросов виндикации, сделанные в нем выводы стоит привести и в этой статье. Так, Конституционный Суд РФ указал, что “бывший супруг (сособственник общего совместного имущества), сведений о котором не имеется в ЕГРН, будучи заинтересованным в сохранении за собой права на общее имущество супругов, должен сам предпринимать меры — в соответствии с требованиями разумности и осмотрительности — по контролю за ним и в том числе, когда это отвечает его интересам, совершать действия, направленные на своевременный раздел данного имущества. По крайней мере, он вправе предпринять действия, направленные на внесение указания о нем как о сособственнике в запись о регистрации права собственности на входящее в совместную собственность имущество. В отсутствие же таких действий с его стороны недопустимо возложение неблагоприятных последствий сделки, совершенной без его согласия, на добросовестного участника гражданского оборота, полагавшегося на сведения указанного реестра и ставшего собственником имущества… Обстоятельства конкретного дела могут свидетельствовать о том, что бывший супруг не заинтересован судьбой своего имущества и (или) полагается на осуществление правомочий собственника в отношении общего имущества другим бывшим супругом. В таком случае — с учетом всех обстоятельств конкретного дела — допустим вывод, что спорное имущество, отчужденное другим бывшим супругом, не может считаться выбывшим из владения сособственника, не участвовавшего в отчуждении имущества, помимо его воли”.

Подводя итог, стоит отметить, что несмотря на то, что и законодатель, и Конституционный Суд РФ стараются защитить добросовестного приобретателя супружеского имущества, риски у приобретателя остаются. В любом случае перед совершением сделки стоит тщательно проверять в браке было приобретено имущество или нет. Если в браке, то следует выполнять стандарт добросовестного приобретателя. Особенно осторожным надо быть когда сделка совершается через представителя по доверенности. Желательно запросить нотариально заверенную копию паспорта доверителя, чтобы хотя бы по паспорту проверить его семейное положение.

Обратный звонок


    Принять политику конфиденциальности

    +
    Бесплатная консультация




      Принять политику конфиденциальности

      +
      Поиск
      + Закрыть