+7 (914) 952-000-6
г.Иркутск, Ленина 6, 3 этаж

Гражданско-правовая ответственность директоров

27.03.19

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

Еще несколько лет назад, когда вставал вопрос о том какой иск подать, чтобы возместить имущественные потери компании (иск о признании сделки недействительной и реституции, виндикационный иск, иск о взыскания неосновательного обогащения или иск о взыскании убытков с директора), то иск о взыскании убытков с директора рассматривался как крайний вариант, если по каким-либо причинам другие иски казались бесперспективными.

Это объяснялось судебной практикой, сложившейся в пользу недобросовестных директоров. Надо было доказывать вину, размер убытков (что объективно сложно), как правило надо было доказать, что директор нарушил какой-либо специальный закон (а не только то, что он действовал недобросовестно или неразумно).

После принятия Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее — Постановление № 62) и изменения законодательства (прежде всего дополнения ГК РФ статьей 53.1 “Ответственность лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица, членов коллегиальных органов юридического лица и лиц, определяющих действия юридического лица”) ситуация кардинально изменилась.

Директорам (единоличному исполнительному органу, членам правления и совета директоров), а также мажоритарным участникам компании стало значительно труднее уходить от ответственности (эта ответственность может наступить либо перед кредиторами компании, либо перед самой компанией).

В данной статье рассмотрим некоторые вопросы взыскания с директоров убытков, которые они причинили юрлицу.

Основания для взыскания убытков

Для того, чтобы привлечь директора к ответственности необходимо доказать следующий юридический состав, состоящий из 3-х элементов:

  1. Директор действовал недобросовестно или неразумно

Действовал — не обязательно совершал какие-либо активные действия. Это может быть и бездействие. Например, директор не распорядился обеспечить охрану имущества (бездействовал), из-за чего этому имуществу был причинен вред.

Понятия “недобросовестно” и “неразумно” вряд ли нуждаются в отдельном определении, так как имеют всем понятные корни “добрая совесть” и “разум”.

Для суда критерием добросовестности и разумности является является то, что директор принял необходимые и достаточные меры для достижения целей деятельности, ради которых создано юрлицо.

Суд не проверяет экономическую целесообразность решений директора, он оценивает действия директора именно на предмет их добросовестности и разумности.

Делая это, суд должен учитывать обычные условия гражданского оборота и обычный предпринимательский риск, который присущ любой предпринимательской деятельности.

Если директор докажет, что действовал в рамках обычного предпринимательского риска, то это будет основанием для освобождения его от ответственности.

В Постановлении N 62 приводятся примеры недобросовестных и неразумных действий.

Так, недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, когда директор:

1) действовал при наличии конфликта интересов и скрыл это либо не получил необходимого по закону одобрения со стороны других незаинтересованных лиц;

2) скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юрлица либо предоставлял им недостоверную информацию о сделке;

3) совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юрлица;

4) после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юрлица;

5) знал или должен был знать о том, что его действия не отвечали интересам юрлица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юрлица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.).

Вместе с тем, директор освобождается от ответственности, если докажет, что заключенная им сделка хотя и была сама по себе невыгодной, но являлась частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых предполагалось получение выгоды юрлицом.

Он также освобождается от ответственности, если докажет, что невыгодная сделка заключена для предотвращения еще большего ущерба интересам юрлица.

Неразумность действий директора считается доказанной, в частности, когда директор:

1) принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;

2) до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации;

3) совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юрлице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т.п.).

  1. У общества образовались убытки

Необходимо доказать сам факт того, что компании были причинены убытки.

Участнику, как правило не обладающему достаточной информацией, доказать размер размер убытков очень сложно. И ранее суды часто отказывали по этому основанию в удовлетворении исковых требований.

Поэтому Пленум ВАС выработал следующий подход к разрешению подобных споров: “Арбитражный суд не может полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении директором убытков, причиненных юрлицу, только на том основании, что размер этих убытков невозможно установить с разумной степенью достоверности (пункт 1 статьи 15 ГК РФ). В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности” (п.6 Постановления № 62).

Следует также отметить, что возмещению подлежит не только прямой ущерб, но и упущенная выгода.

  1. Имеется причинная связь между действиями директора и возникшими у общества убытками

Необходимо доказать, что именно из-за недобросовестных или неразумных действий директора у общества возникли убытки.

Что интересно, при рассмотрении иных категорий дел о взыскании убытков (не связанных с ответственностью директоров по корпоративным основаниям) суды чаще всего признают юридически значимыми только прямые причинные связи и не признают косвенные (если действия правонарушителя явились непосредственной и исключительной причиной убытка, то перед нами прямая причинная связь).

Однако если неправомерные действия правонарушителя создали лишь условия для возникновения убытков, а сами убытки возникли из-за иных факторов, то прямой причинной связи между поведением правонарушителя и возникшими убытками нет.

Так, в Постановлении АС Московского округа от 26.02.2016 по делу № А40-151983/2013 суд указал: «действия одного лица создают лишь предпосылку, абстрактную возможность того, что кому-либо будет причинен вред, и не находятся в непосредственной причинно-следственной связи с наступившим вредом, так как причиной возникновения вреда могут явиться действия и других лиц».

Так вот, складывается ощущение, что применительно к ответственности директоров суды отходят от принципа прямой причинной связи.

Например, в п.5 Постановления № 62 Пленум ВАС указал, что в случаях недобросовестного и (или) неразумного осуществления обязанностей по выбору и контролю за действиями представителей, контрагентов, работников юрлица, а также ненадлежащей организации системы управления юрлицом директор отвечает перед юрлицом за причиненные в результате этого убытки.

При оценке добросовестности и разумности подобных действий директора суды должны учитывать, входили или должны ли были, принимая во внимание обычную деловую практику и масштаб деятельности юрлица, входить в круг непосредственных обязанностей директора такие выбор и контроль, в том числе не были ли направлены действия директора на уклонение от ответственности путем привлечения третьих лиц.

Так, если, например, директор выдаст заем без должной проверки платежеспособности заемщика и этот заем не будет возвращен, то убытки могут быть взысканы с такого директора даже если непосредственной причиной возникших убытков является неправомерное бездействие заемщика по возврату займа, а действия директора по выдаче займа послужили лишь предпосылкой для нарушения заемщиком условий договора займа.

Относительно вины:

В ст.53.1 ГК и ст.44 Закона “Об ООО” вина указана в качестве обязательного условия взыскания с директора убытков. Однако в Постановлении № 62 нет упоминания о вине.

Возникают вопросы: означает ли это, что Пленум ВАС допускал возложение на директора ответственности за причиненные компании убытки без вины и если нет, то необходимо ли ее доказывать истцу? Полагаем, что на оба вопроса следует ответить нет.

Когда Пленум ВАС говорит о том, что необходимым условием ответственности директора является доказанность того факта, что директор действовал недобросовестно или неразумно, то это по сути и свидетельствует о наличии вины в действиях директора.

Ведь в силу ст.401 ГК “Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства” (обязательство в данном случае — это обязанность директора действовать в интересах юрлица добросовестно и разумно).

Иначе говоря, доказав недобросовестность или неразумность действий директора, мы тем самым автоматически докажем наличие в его действиях вины.

Истцу специально доказывать наличие вины не требуется. Тем более, что в силу той же ст.401 ГК “Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство”, в нашем случае — директором.

Процессуальные и иные особенности

Иногда истцы пытаются взыскивать с директоров убытки в судах общей юрисдикции в порядке ст.277 Трудового кодекса (“Материальная ответственность руководителя организации”).

Это ошибка. Споры, связанные с ответственностью директоров, относятся к корпоративным спорам и подведомственны арбитражному суду (ст.225.1 АПК).

Истцом по таким искам может выступать либо само общество, которому были причинены убытки (как правило в лице нового директора, внешнего или конкурсного управляющего), либо действующий участник этого общества (независимо от того, когда он им стал — до противоправных действий директора или после).

Взыскание может быть произведено только в пользу общества, участник деньги непосредственно с директора получить не может.

В российских условиях (когда с миноритариями не сильно-то считаются) данная особенность не всегда позволяет обеспечить реальную защиту прав и интересов участника общества. Порой участник рассуждает примерно так: мне принадлежит доля в уставном капитале менее 50%, я не могу повлиять на решения о выплате дивидендов или о смене директора, я не хочу подавать заявление о выходе из общества; если я подам иск о взыскании убытков с директора, то деньги потенциально получит само общество, которое мне не подконтрольно, а я от этого ничего не получу.

В случае, если участник общества все-таки решит подать иск, он в силу п.2 ст.65.2 должен заранее уведомить других участников общества о намерении обратиться в суд и предоставить им информацию, имеющую отношение к делу.

В случаях, когда иск предъявлен самим обществом, срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда общество, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении, либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора, за исключением случая, когда он был аффилирован с указанным директором (п.10 Постановления № 62).

Есть свои особенности и в распределении бремени доказывания.

Так в п.1 Постановления № 62 Пленум ВАС предлагает следующий алгоритм доказывания: если истец утверждает (не представляет доказательства, а просто утверждает), что директор действовал недобросовестно или неразумно, и представил доказательства наличия убытков у компании, вызванных действиями директора, такой директор может дать пояснения относительно своих действий и указать на причины возникновения убытков (например, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юрлица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т.п.) и представить соответствующие доказательства.

В случае отказа директора от дачи пояснений или их явной неполноты, если суд сочтет такое поведение директора недобросовестным, бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах компании добросовестно и разумно может быть возложено судом на директора.

По сути речь идет об установлении контр-презумпции добросовестности за процессуальную пассивность директора: пока не доказано иное, предполагается, что ты действовал добросовестно; но если ты отказываешься сотрудничать с судом, то вводится обратная презумпция — предполагается, что ты действовал недобросовестно, пока не докажешь обратное.

Не будет являться основанием для освобождения директора от ответственности тот факт, что он действовал во исполнение решений коллегиальных органов общества (общим собранием, советом директором, правлением) или его действия были впоследствии одобрены такими органами.

Слабым утешением для такого директора может стать лишь то, что лица, голосовавшие за такие решения, могут стать солидарными соответчиками по иску.

Возможность взыскания с директора убытков не зависит от того, имелась ли возможность возмещения имущественных потерь компании с помощью иных исков  — путем применения последствий недействительности сделки, истребования имущества компании из чужого незаконного владения, взыскания неосновательного обогащения и т.п., а также от того, была ли признана недействительной сделка, повлекшая причинение убытков компании (п.8 Постановления № 62). В данном случае конкуренция исков допускается.

Примеры из судебной практики

В настоящее время уже наработана достаточная судебная практика по делам о взыскании убытков с директоров по корпоративным основаниям, которая позволяет достаточно точно оценивать перспективы дела.

В частности, суды успешно взыскивают убытки с директоров в следующих случаях:

  • если директор не принял надлежащих мер по взысканию дебиторской задолженности и срок исковой давности истек (Определение Верховного Суда РФ от 31.08.2018 N 301-ЭС16-9770(2));
  • если директор необоснованно увеличил зарплату, выплатил премию или матпомощь себе или работникам (Постановление АС Волго-Вятского округа от 07.11.2016 по делу N А17-4384/2015);
  • если директор перечислил деньги юрлица третьим лицам без оснований и встречного предоставления (АС Волго-Вятского округа от 18.08.2017 по делу N А43-323/2015);
  • если директор присвоил имущество, деньги юрлица (Постановление АС Волго-Вятского округа от 05.09.2017 по делу N А28-7960/2016);
  • если директор взял деньги под отчет и не доказал, что использовал их на нужды юрлица (Постановление АС Дальневосточного округа от 21.02.2018 по делу N А73-1297/2017);
  • если директор заключил и исполнил договор, необходимость в котором отсутствовала (Постановление АС Московского округа от 30.10.2015 по делу N А40-157776/2014);
  • если директор не принял мер по исполнению юрлицом своих обязательств, в результате чего оно выплатило неустойку и (или) возместило контрагенту убытки (Постановление АС Волго-Вятского округа от 17.02.2016 по делу N А43-29399/2014);
  • если директор исказил документацию общества в целях занижения налогооблагаемой базы, что по итогам налоговой проверки привело к начислению пеней и штрафов (Определение Верховного Суда РФ от 11.05.2018 N 301-ЭС17-20419).
Обратный звонок


Принять политику конфиденциальности

+
Бесплатная консультация




Принять политику конфиденциальности

+
Поиск
+ Закрыть