+7 (914) 952-000-6
г.Иркутск, Ленина 6, 3 этаж

Федресурс как инструмент опубличивания действующих гражданских прав

18.05.20

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

В нашей стране существуют различные механизмы опубличивания гражданских прав и обязанностей (ограничений) конкретного лица, посредством которых другие лица могут о них узнать.

Это может быть система государственной регистрации прав, которая построена на принципе внесения (хотя этот принцип действует за некоторыми исключениями). Примерами такой системы государственной регистрации прав является ЕГРН (для недвижимого имущества) и ЕГРЮЛ (для долей в обществах с ограниченной ответственностью).

Это может быть система учета залога движимого имущества посредством направления нотариусу уведомлений о залоге и их регистрации на сайте www.reestr-zalogov.ru (ст.339.1 ГК РФ). 

В этом случае принцип внесения не действует. Не учтенный в реестре, то есть не опубличенный, договор залога действителен, он лишь не противопоставим третьим лицам. Залогодержатель может обратить взыскание на предмет залога, пока он остается в собственности залогодателя. 

Но если залогодатель передаст предмет залога по возмездному договору в собственность другого лица, которое о залоге не знало и не должно было знать, то залог прекратится на основании пп.2 п.1 ст.352 ГК РФ.

Если же залог будет опубличен, то у него появляются свойства противопоставимости и следования. Если собственник продаст предмет залога другому лицу, которое о залоге не знало и не должно было знать, то залог сохранится, новый собственник станет на место залогодателя и залогодержатель сможет обратить взыскание на предмет залога (п.4 ст.339.1 ГК РФ).

Единый федеральный реестр юридически значимых сведений о фактах деятельности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и иных субъектов экономической деятельности (Федресурс, https://fedresurs.ru/) является еще одним инструментом опубличивания прав.

Информацию на Федресурсе могут размещать только субъекты экономической деятельности, в частности, юрлица и ИП.

Закон предусматривает какие сведения лица обязаны раскрывать на Федресурсе, а какие раскрывать вправе, но не обязаны.

Например, сведения об обременении залогом движимого имущества подлежат обязательному внесению в Федресурс (подп. н.1 п.7 ст.7.1 Закона № 129-ФЗ). Однако какие-либо гражданско-правовые последствия внесения или невнесения этих сведений законодатель почему-то не предусмотрел. Поэтому неразмещение в Федресурсе сведений о залоге не влияет на действительность договора залога и возникших из него прав. 

Могут быть внесены в Федресурс следующие сведения: право на обратный выкуп имущества, ограничения прав собственника (владельца) по договору, удержание вещи, сохранение права собственности на товар, поручительство, любые иные сведения о лице (п.12 ст.7.1 Закона № 129-ФЗ).

А вот последствия внесения в Федресурс этих факультативных сведений законодатель уже предусмотрел — со дня, следующего за днем опубликования в Федресурсе этих сведений, третьи лица считаются извещенными об установленных правах и (или) ограничениях (при условии однозначной идентификации объекта, в отношении которого установлены соответствующие права и (или) ограничения, лицом, внесшим сведения), за исключением случаев, установленных федеральными законами, а также случая, если такое лицо знало или должно было знать о наличии права или ограничения ранее даты публикации (п.5 ст.4 Закона от 12.11.2019 N 377-ФЗ).

Но что дает такое знание третьих лиц? Законодатель прямо об этом ничего не говорит, а судебная практика еще не сформировалась, так как возможность внесения в Федресурс факультативных сведений появилась только с 1.04.20. Поэтому попытаемся найти ответ самостоятельно.

Очевидно, что фраза “считаются извещенными” означает, что опубличенное в факультативном порядке право лица становится противопоставимым третьим лица. Третьи лица уже не смогут ссылаться на то, что они не знали о таких правах.

Однако это еще не означает, что такое опубличенное право также приобретает свойство следования, так как для этого требуется прямое указание в законе как, например, в ст.617 ГК РФ (при переходе права собственности на сданное в аренду имущество к другому лицу договор аренды продолжает действовать).

Но опубличивание права лишает третьих лиц возможности ссылаться на свою добросовестность. А фактор добросовестности имеет важнейшее значение во многих спорах и, прежде всего, в спорах об истребовании имущества из чужого незаконного владения, а также спорах об оспаривании сделок и взыскании убытков.

Рассмотрим некоторые примеры влияния размещенной в факультативном порядке на Федресурсе информации на результат судебных споров.

В Федресурс внесены сведения о сохранении права собственности на товар за стороной договора

Предположим, лицо А продало лицу В автомобиль (далее — а/м) с отсрочкой платежа и с условием сохранения права собственности на а/м за лицом А до его полной оплаты. Лицо А внесло в Федресурс сведения о сохранении у него права собственности на а/м до получения оплаты. 

Далее лицо В повело себя недобросовестно и продало а/м лицу С. Лицо А узнало об этом и предъявило к лицу С виндикационный иск об истребовании у него а/м.

Подлежит ли такой иск удовлетворению? Очевидно, что да. Поскольку сведения о сохранении права собственности на а/м за лицом А были внесены в Федресурс, то лицо С не может ссылаться на то, что не знало об этом. Следовательно, лицо С не является добросовестным приобретателем. А значит а/м может быть у него истребован в порядке ст.301 ГК РФ.

В Федресурс внесены сведения о наличии права на обратный выкуп имущества, переданного по договору

Предположим, остро нуждающееся в деньгах лицо А продало лицу В а/м с правом его обратного выкупа в течение определенного срока по определенной цене, включающей в себя процентный доход лица В (альтернатива займу под залог а/м). Лицо А внесло в Федресурс сведения о наличии у него права на обратный выкуп а/м. 

Далее лицо В повело себя недобросовестно и продало а/м лицу С до истечения срока на обратный выкуп. 

В этом случае лицо А не может истребовать а/м у лица С, поскольку не является собственником. Однако лицо А может потребовать признать договор купли-продажи а/м между лицами В и С недействительным и в порядке реституции обязать лицо С вернуть а/м лицу В, а уже от лица В потом требовать обратного выкупа. 

В доктрине такого рода споры стали именовать “интервенцией в чужие договорные отношения” (хотя ранее абсолютная защита относительного права кредитора ставилась под сомнение).

Судебная практика в основном идет по пути оспаривания сделок интервента по связке статей 10 и 168 ГК РФ. 

В этом случае сделка между лицами В и С является ничтожной, так как она нарушает требования закона (а именно, статьи 10 ГК РФ, которая запрещает злоупотребление правом) и при этом посягает на права и охраняемые законом интересы третьего лица (А). 

Злоупотребили правом обе стороны. Лицо С злоупотребило правом, так как купило а/м, зная о том, что он подлежит обратной продаже лицу А. Мы говорим о том, что лицо С знало о праве обратного выкупа а/м, поскольку сведения об этом были внесены в Федресурс.

Если бы лицо А успело заплатить лицу В цену обратного выкупа, то при определенных условиях оно могло бы потребовать отобрания а/м непосредственно у лица С по деликтному иску о возмещении вреда в натуре (ст.1082 ГК РФ).

В Федресурс внесены сведения об ограничениях прав собственника (владельца) вещи по договору 

Предположим, лицо А (собственник нежилого помещения) заключило с лицом В договор купли-продажи помещения с отсрочкой платежа на 3 года и условием перехода права собственности на помещение после его полной оплаты. Такой договор не подлежит государственной регистрации. 

В Федресурс стороны внесли сведения о том, что лицо А в период действия вышеуказанного договора не вправе отчуждать помещение третьим лицам.

Тем не менее, лицо А повторно продало помещение лицу С и перерегистрировало на него право собственности. Как лицу В защитить свои права?

Этот казус более сложный. Лицо С может сказать, что оно доверилось данным государственного реестра — оно получило выписку из ЕГРН, в которой никаких ограничений прав лица А, как титульного собственника помещения, не было. А согласно п.6 ст.8.1 ГК РФ приобретатель недвижимого имущества, полагавшийся при его приобретении на данные государственного реестра, признается добросовестным (статьи 234 и 302), пока в судебном порядке не доказано, что он знал или должен был знать об отсутствии права на отчуждение этого имущества у лица, от которого ему перешли права на него.

Однако с помощью записи в Федресурсе как раз и можно доказать, что лицо С должно было знать об отсутствии у лица А права на отчуждение помещения, а значит оно не является добросовестным. 

Лицо С может возразить — мол в силу ст.131 ГК РФ любые ограничения прав на недвижимое имущество подлежат государственной регистрации, а таковой не было. 

Однако это не совсем так. Не любое ограничение прав можно зарегистрировать. Действующая регистрационная система не предусматривает возможность регистрации договора купли-продажи помещения с отсрочкой платежа либо вытекающих из этого договора ограничений.

Получается, что лицо С недобросовестно вторглось в чужие договорные отношения и его сделка с лицом В по покупке помещения может быть оспорена на основании статей 10 и 168 ГК РФ.

В Федресурс юрлицо или ИП внесли “иные” сведения о себе

Предположим, юрлицо ограничило в уставе полномочия директора и внесло сведения об этом в Федресурс. Директор совершил сделку с превышением этих полномочий.

Могут ли участники этого юрлица оспорить такую сделку?

Еще недавно действовал следующий подход к разрешения подобных споров. Третьи лица по общему правилу вправе исходить из неограниченности полномочий директора юрлица. Сделка, совершенная директором с превышением своих полномочий, может быть оспорена только если будет доказано, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать об ограничении полномочий директора на совершение сделки. Одна лишь ссылка в договоре на то, что директор действует на основании устава не свидетельствует о том, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях (п.22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25). Опубликование устава в сети Интернет, само по себе не создает презумпцию знания контрагентом его содержания (п.6 «Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах», утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.12.2019).

Но данные правовые позиции были выработаны еще до того, как законодатель в п.5 ст.4 Закона от 12.11.2019 N 377-ФЗ установил презумпцию, что после опубликования в Федресурсе факультативных сведений, предусмотренных пунктом 12 ст.7.1 Закона № 129-ФЗ, “третьи лица считаются извещенными об установленных правах и (или) ограничениях”.

Вполне вероятно, что с 1.04.20 суды начнут распространять данную презумпцию и на рассматриваемый кейс. Во всяком случае это соответствует букве закона.

Если так, то сделка, совершенная директором с превышением своих полномочий, может быть признана недействительной на основании п.1 ст.174 ГК РФ.

Выводы

Мы рассмотрели только 4 возможных казуса. Однако очевидно, что случаев, когда факт размещения в Федресурсе факультативных сведений может сыграть решающую роль в судебном споре, значительно больше.

Не исключено, что Федресурс будет использоваться недобросовестными лицами специально для того, чтобы создать условия для оспаривания сделки в будущем. 

В любом случае, пострадавшими будут те, кто не удосужился заглянуть в Федресурс перед совершением сделки.

Обратный звонок


Принять политику конфиденциальности

+
Бесплатная консультация




Принять политику конфиденциальности

+
Поиск
+ Закрыть